Вопрос юристу

Новости: Общество



С помощью денег у курортов Северного Кавказа есть будущее
Проект базируется на идеологии особых экономических зон. И в их рамках принцип такой: они строятся, как правило, на свободных землях. Когда специалисты отбирали, прокладывали трассы, маршруты, смотрели склоны, то исходили именно из того, чтобы это была свободная земля, принадлежащая муниципальному образованию, субъекту, либо федеральная.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте, вы нас слушаете в эфире «Эхо Москвы», смотрите в эфире телеканала RTVi, программа «Народ против», Нателла Болтянская. Тема, которую мы обсуждаем «У курортов Северного Кавказа есть будущее» - этот тезис отстаивает Алексей Невский, генеральный директор госкомпании «Курорты Северного Кавказа», а возражают семь привилегированных слушателей «Эхо Москвы», которые готовы оттачивать на вас свое мастерство. Но прежде - ваши тезисы в пользу того, что будущее есть, нужны только деньги.

А.НЕВСКИЙ: Да, наша компания поставила себе такую амбициозную задачу - создать пять горнолыжных курортов на Северном Кавказе, пять горнолыжных курортов международного уровня, и среди основных проблем, которые у всех на устах - безопасность, поэтому сразу скажу, что мы ставим такую задачу себе - сделать курорты международного класса и по безопасности. Думаю, что конечно, это интересный проект для бизнеса, а государство должно создать условия для того, чтобы бизнесу было интересно вкладывать деньги в этот регион России бизнесу и международному, и российскому. Вот такие у нас цели.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: И все тезисы?

Х.АБАШИЛОВ: Хаджи-Мурат Абашилов, преподаватель. Нас интересует в первую очередь вопрос, сколько денег возьмут на это дело из госбюджета, и сколько из них реально пойдут на дела. Президентский вопрос – коррупция, сколько уйдет?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Надо спрашивать конкретно – сколько распилят.

А.НЕВСКИЙ: После безопасности это, наверное, второй по популярности вопрос. Во-первых, надеюсь, что, сколько денег будет выделено, столько и пойдет на строительство инфраструктуры, строительство курортов.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы знаете «ноу-хау»?

А.НЕВСКИЙ: Знаем - это правильный «проджект-менеджмент», это достаточно апробированные на западе стандарты строительства, которые мы собираемся использовать и внедрять при строительстве курортов. Поэтому думаю, что все 60 млрд. рублей, которые выделены государством на строительство инфраструктуры для пяти курортов – они все будут пущены строго по назначению.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы в президенты не собираетесь баллотироваться? Я бы проголосовала, если вы такое «ноу-хау» знаете.

А.НЕВСКИЙ: Спасибо, подумаю, но пока нет.

А.СВИНЦОВ: Андрей, член Молодежной Общественной палаты, партия ЛДПР. Вы знаете, что партия ЛДПР своей политикой ставит акцент на среднюю полосу России, на Центральную Россию, Урал и Сибирь. Вопрос - кто определял такую политику государства, что снова мы вкладываем в Кавказ – почему опять Кавказ, почему мы не вкладываем наши деньги здесь, в середине, в Московской области? Для чего, почему туда?

А.НЕВСКИЙ: Не секрет, что Кавказ один из самых непростых и депрессивных регионов России. Однозначно, что для того, чтобы Кавказ был полностью стабильным, привлекательным инвестиционное, и для туристов…

А.СВИНЦОВ: Вы были в Иваново?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Андрей, это вопрос не по теме.

А.НЕВСКИЙ: Кавказ регион проблемный, и не секрет, что кратчайшим путем и важнейшим пунктом решения проблем депрессивных регионов является развитие экономики – нужна занятость, нужно создание рабочих мест, налоговые поступления. А в нашем проекте речь идет о создании целой отрасли в этом регионе, который имеет потрясающие рекреационные возможности, которые не используются. Природа создала условия для того, чтобы развивался туризм, отдых, а люди, к сожалению, не пользуются этим. И в наших силах это исправить.

З.АГАРИЗАЕВА: Зарема, экономист. Говорите очень красиво, складно, но вопрос интересует, как будет происходить оформление земель? Известно, что с землей там большие проблемы - каким образом это будет все оформляться? Несколько лет назад в Дагестане собирались запустить масштабный проект «Немецкая деревня», и все пошло под откос, потому что выяснилось, что земля там принадлежит якобы трем разным сособственникам. И каждый говорил, что он прав. Каким образом это будет решаться, с учетом того, что земли в принципе мало, людям негде жить, по большому счету - как все это будет?

А.НЕВСКИЙ: Действительно, земля это даже не первый этаж проекта, это фундамент. Проект базируется на идеологии особых экономических зон. То есть, будут созданы пять особых экономических зон это направлено для привлечения инвесторов, в первую очередь. И в рамках особых экономических зон принцип такой: они строятся, как правило, на свободных землях. Поэтому когда наши специалисты отбирали, прокладывали трассы, маршруты, смотрели склоны, то исходили именно из того, чтобы это была свободная земля, принадлежащая муниципальному образованию, субъекту, либо федеральная. Конечно, там есть какие-то вкрапления - в зависимости от разных площадок - личной собственности, но эта собственность минимальна. Поэтому основной принцип – свободные склоны, что касается Дагестана – это курорт Матлас, мы планируем его размещать именно по такому принципу.

Х.АБАШИЛОВ: «Немецкая деревня» тоже строилась на землях, официально закрепленных за Гослесфондом, однако и муниципальные образования были в реестре собственников, и частные домовладения были на этой земле. То есть, это на бумаге нарисован Матласский горнолыжный курорт. На деле - не факт. И, во-вторых - почему мы все время говорим о лыжных курортах? Заявлялись не только горнолыжные. Сегодня вы сказали про пять, но по выступлению Ахмеда Билалова, я помню, что рассматривался вопрос и морских курортов.

А.НЕВСКИЙ: Совершенно верно. Могу вас напугать, сказать, что «Немецкая деревня» планируется к вхождению в прибрежный кластер, который не будет иметь отношения к горнолыжному. Он будет дополнять собой круглогодичный курортный цикл на территории республики Дагестан, и сейчас он затачивается под возможное проведение будущих юношеских Олимпийских игр – у нас уже есть некоторые соглашения и договоренности с якорными инвесторами – в частности, компанией «Нафта-Москва» по строительству спортивной инфраструктуры в прибрежном кластере, что касается земли, то я еще раз повторюсь, что земля принадлежит муниципальным образованиям, субъекту РФ, республике Дагестан. И конечно, основной игрок на земельном поле - местные власти. Могу сказать, что, наверное, больших заинтересантов в реализации этого проекта трудно придумать, потому что местные власти как никто понимают, что значит для них сотни тысяч рабочих мест и миллиарды и миллиарды рублей поступлений в бюджет. Поэтому они заинтересованы решить все вопросы, которые связаны с землей. Хотя если вы хотите от меня услышать, что проблем с землей нет, и не будет, я такого не скажу - конечно, они есть, но на то и есть проблемы, чтобы их решать.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: На Кавказе уже были свободные экономические зоны, решения такие принимались – какова судьба этих начинаний?

А.НЕВСКИЙ: Пока еще руки не дошли до исследования особых экономических зон на Кавказе, но то, что на слуху, да, это была особая экономическая зона Ингушетии, но я не уверен, что это даже было сформулировано как особая экономическая зона – там была оффшорная зона, это разные вещи. Особая экономическая зона в принципе призвана стимулировать приход инвесторов и бизнеса в некий если не налоговый рай, то, по крайней мере, какой-то некий заповедник. В частности, мы планируем для инвесторов снизить налоговые барьеры на период до 10 лет по налогу на прибыль, на имущество, социальные налоги.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Речь идет о внутренних инвесторах, или внешних?

А.НЕВСКИЙ: Для всех.

Н.ПОЛЕТАЕВА: Наташа Полетаева, организатор спортивных мероприятий на Кавказе. Сможете ли вы сейчас ответить, какой курорт будет пущен первым, или мы будем вкладывать деньги во все пять сразу? И насколько тесно вы собираетесь сотрудничать с местной администрацией республик?

А.НЕВСКИЙ: Что касается очередности, вопрос справедливый – наверное, нет такой задачи и наверное, просто не получится одновременно развивать все курорты - в силу хотя бы нашего разговора по земле – разная ситуация с землей в каждой конкретной республике, в каждой конкретной предполагаемой особой экономической зоне, поэтому здесь кто раньше из властей успеет вместе с нами сформировать границы особой экономической зоны, тот и получит первый старт по началу строительства.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Инсайд не удалось получить, Наташа?

А.НЕВСКИЙ: Могу подбросить инсайда - мы рассчитываем, что по очередности неплохо выглядит курорт Мамисон - это Осетия. И с точки зрения достаточно стабильной социально-политической обстановки, с точки зрения условий по формированию земельных участков. Хотя это не значит, что завтра ситуация поменяется. В каких-то регионах ситуация стабилизируется, нормализуется, и мы пересмотрим планы – пока так.

Г.АРКИН: Аркин Григорий, социолог. Когда говорят о том, какую пользу принесет этот проект, о его преимуществах, о проблемах которые он призван решить, одним из тезисов называют новые рабочие места. Вопрос - кто будет занимать эти рабочие места, откуда вы будете брать кадры?

А.НЕВСКИЙ: Это вопрос действительно такого характера, который не стоит в повестке дня сегодня. Мы землей занимаемся в ежедневном режиме – по формированию границ особых экономических зон. Но при этом это вопрос стратегической значимости и вообще осуществимости этого проекта. Он возникнет через 4-6 лет, когда будут вступать в ход в эксплуатацию курорты.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Эту же тему продолжает ученый-физик из Москвы: «Можете ли вы себе вообразить, чтобы чеченка работала горничной? В советское время на Северном Кавказе жило около миллиона русских, теперь их там нет, и не будет – надежда только на приезжих из Средней Азии».

А.НЕВСКИЙ: Мы сейчас работаем над концепцией обеспечения трудовыми ресурсами горно-туристического кластера. Это займет определенное время, но в целом мы оцениваем те потребности, которые нужны в каждых подотраслях курортной деятельности – начиная с отельного бизнеса, ресторанного, горные инструктора, проводники. И дальше это потребует соответствующих корректировок учебных программ в учебных заведениях на территории Северного Кавказа. Это, возможно, даст новое направление для развития бизнеса тех же учебных заведений, которые откроют новые платные программы. Потому что где-нибудь во Франции горный инструктор это достаточно высокооплачиваемая деятельность. Причем, человек зимой работает в горах, а летом спасателем или проводником по альпийским маршрутам. И спрос на такую работу будет. Еще раз повторюсь - это даст возможность развиваться и учебным заведениям региона. В Австрии я общался с австрийским бизнесом, и некоторые владельцы соответствующих учебных заведений, горнолыжных школ, тоже высказывали заинтересованность развивать такое сотрудничество с российскими вузами.

Что касается национальных особенностей, то, наверное, может быть, кто-то и не пойдет работать горничной, но сейчас в той же Кабардино-Балкарии, Приэльбрусье, Карачаево-Черкесии, во многих республиках Северного Кавказа, где уже действуют локальные, местные горнолыжные курорты – там уже есть определенный сервис. Просто людей надо научить, поставить на высокий международный уровень и стандарт обслуживания, подучить их. Но у людей антипатии и отторжения абсолютно нет.

Конечно, спрос на трудовые ресурсы в реализации такого проекта будет таков, что он потребует привлечения трудовых ресурсов не только из этих регионов, конечно, а и из других областей России, и это еще один аргумент в пользу этого проекта. Потому что если сейчас мы видим, что русскоязычное население старается переехать в центральные районы России, то здесь мы сможем стимулировать достаточно высокооплачиваемую работу для людей.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Хороший будет курорт - горные лыжи с биатлоном» - Рита.

Г.АРКИН: Можно про кадры добавить? Вы говорили, что будут привлекаться кадры не только из этих республик, но и из других. А основной акцент делается на то, что это позволит развиваться именно этому региону. Где гарантия, что после строительства эти рабочие места будут заняты людьми этого региона?

А.НЕВСКИЙ: Думаю, что это все-таки рынок, и здесь законы рынка должны работать. Если человек ленив, не хочет учиться, хочет лежать на печи, или заниматься каким-то видом деятельности в горах, или в городе, - не хочет, так его место будет занято человеком, который приедет из другого региона - это нормальная ситуация. Но я думаю, что так не будет. Практика работы сейчас тех горнолыжных объектов, которые уже есть на Северном Кавказе показывает, что это на самом деле центр притяжения для мелкого, малого бизнеса, для обслуживающего персонала, те же границы и рестораны плохого уровня там, но они есть, и люди там работают. А когда мы выйдем на хороший международный уровень, это будет привлекательнее смотреться для тех же местных жителей.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Давайте представим гипотетический диалог между туристом, пришедшим в турагентство и агентом. Говорю: отправьте меня туда, где тепло, солнышко и море. А вы мне говорите - на Северный Кавказ. Понятен мой следующий вопрос?

А.НЕВСКИЙ: Понятен. Хочу сказать, что мы берем сейчас, и большинство радиослушателей представляют регион, исходя из сводок новостей, которые акцентируют внимание на…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Почему акцентируют? Сообщают подробности.

А.НЕВСКИЙ: Да. Согласен, это все есть, я не говорю, что этого нет. Но в любом случае мы берем те курорты и те регионы, некоторые мы видим в том виде, каком они существуют сейчас. Наша же задача реально продвинуть не только объекты, построить их международного класса, но и уровень безопасности международного уровня.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А если не обеспечите?

А.НЕВСКИЙ: Тогда и туристы не приедут, и проекты не состоятся.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Страшно, если туристы приедут, а вы не обеспечите.

А.НЕВСКИЙ: «Если бы да кабы»? думаю, что при системном подходе это реально. Приведу несколько примеров: все знаем, что Израиль является туристической Меккой, что в Египте тоже туристов хватает. Но и Израиль, и Египет, Индия, Бали - это страны достаточно высокой террористической активности. Тем не менее, за счет именно системного комплексного подхода в области обеспечения безопасности, удалось сделать эти страны настолько привлекательными для туристов…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Что никакой Северный Кавказ с ними пока конкурировать не может.

А.НЕВСКИЙ: Пока. Мы ведем переговоры, составляем для себя как бы такой обзор, общаемся с ведущими мировыми компаниями в области обеспечения безопасности, в том числе, из Израиля, Франции, которые имеют опыт технологичного, современного подхода к обеспечению комплексной безопасности. Думаю, что решение мы уже видим. Именно такой подход, как накрыть горно-туристический кластер куполом безопасности – это та концепция, которую реально осуществить. Надо понять, какие средства для этого нужны, какими силами. Конечно, безопасность это все-таки основное поле деятельности государства.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть, весь остальной Северный Кавказ будет гореть огнем, а будут такие оазисы безопасности – я правильно понимаю?

А.НЕВСКИЙ: Думаю, что когда есть оазисы безопасности, это начало общей стабилизации. С чего-то надо начинать, делать первый шаг, иначе мы можем до бесконечности сидеть и страдать, что все кругом плохо.

А.ЕРМОЛАЕВ: Антон Ермолаев, общественное движение «Национальный союз». Насколько я понимаю, сейчас не планируется использование территорий особо охраняемых заповедников под строительство объектов инфраструктуры и лыжных трасс. Но не секрет, что сейчас в Госдуме готовятся поправки к данному федеральному закону об особо охраняемых природных территориях. Хотелось бы ваш комментарий - рассчитывает ли компания на эти изменения в законодательстве, или оно будет придерживаться существующих ныне законодательных норм?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Остановимся на этой точке и прервемся на новости.

Но пока я вспомню вам такое государство, как Южная Африка, Где абсолютно четко есть оазисы и островки, очень серьезно охраняемые, и очень небезопасные остальные места. Делаем паузу.

НОВОСТИ

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Продолжаем программу, возвращаемся к вопросу Антона.

А.ЕРМОЛАЕВ: Рассчитывает ли компания на изменение законодательства, которое сейчас готовится Госдумой в закон об особо охраняемых природных территориях. Сейчас этот закон не позволяет использовать эти территории для строительства объектов инфраструктуры и горнолыжных трасс.

А.НЕВСКИЙ: Конечно, компания собирается работать только в рамках действующего закона. Однако я при этом могу также сказать, что мы, наверное, против того, чтобы накрывать Северный Кавказ неким куполом экологической неприкосновенности. Это, в принципе, просто противоречит как зачастую здравому смыслу, так и потребностям этого региона, потребностям людей, которые там проживают. При этом, конечно, это не означает, что должно вестись строительство в тех территориях, которые определены законом как особо охраняемые природные территории. В то же время, если будет в рамках того закона, который вы упомянули, и который находится на рассмотрении в Госдуме, прошел первое чтение и обсуждается, - если будут приняты решения по корректировке охраняемых территорий, о которых идет речь, то тогда мы их будем учитывать для строительства горнолыжных подъемников, трасс.

Честно говоря, я не совсем согласен здесь со многими экологами, которые, мне кажется, не берут за пример тот же западный опыт - во французских, австрийских, швейцарских Альпах существуют, не нанося вред природе, горнолыжные курорты – это же не мусороперерабатывающий завод построить в лесу или горах, это достаточно экологически чистый вид деятельности.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А туристам если скажешь, не трогай зверушку - они все как один тут же к ней лапы тянут.

А.НЕВСКИЙ: Зверюшек не дадим в обиду в рамках купола безопасности.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Понятно - зверюшек куполом.

А.СВИНЦОВ: Хотелось бы вернуться к экономической составляющей. Я. Как депутат муниципального образования, к деньгам отношусь внимательно. И 60 млрд., которые вам выделили для начала, это копейки - Сочи уже обошлось в огромные деньги, и еще неизвестно, в какие. И неизвестно, каким образом это будет окупаться. Но это олимпиада, ее мы, как страна, выиграли, и мы, как страна, теперь обязаны расплатиться. Здесь вы экспериментируете на неизвестной почве на 60 млрд. Вам этих денег хватит не более чем на два года - потому что у вас служебные кабинеты, служебные машины, будет огромный персонал в ближайшее время, - изыскания, международные компании, аудиторы - вы собираетесь привлекать международных инвесторов, - все это требует больших затрат, и все эти деньги вы потратите. А когда они кончатся, вы придете в Госдуму и попросите еще. Вы просчитывали, на каком пределе эти деньги должны давать отдачу.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Андрей, а вы бороться хотите, или участвовать в этом безобразии?

А.СВИНЦОВ: Я уже заявил свою позицию и от своей партии - мы вообще против вложения колоссальный средств в Кавказ. Вкладывайте в Псков, Ростов, в Москву и Московскую область.

А.НЕВСКИЙ: Принципиальное отличие нашего проекта от олимпийской стройки то, что мы строим инфраструктуру. Дороги, электричество, водоснабжение. Во всем мире так устроен бизнес, что государство берет на себя создание инфраструктурных условий для прихода инвестора. Ни один инвестор не вложит деньги ни в дороги, - я имею в виду частного обычного инвестора – ни в какие длинно-окупаемые темы. Мы создаем условия для таких инвесторов. Олимпстрой строит, в том числе, и объекты. Поэтому те деньги, которые выделены нам, это деньги, выделенные именно на строительство инфраструктуры. Если взять нашу финансовую модель, которую мы просчитывали, она предполагает, что общий объем инвестиций составит 450 млрд. рублей в создание пяти горнолыжных курортов, из них 60 млрд. это то, что ассигновало государство на создание инфраструктуры - вот такое соотношение. Поэтому мы рассчитываем, что основные средства будут вложены именно инвесторами. Как вы знаете, у нас в рамках экономического форума в Питере было подписано соглашение о намерениях с крупным французским банком «Кез де По» о создании совместного предприятия с целью инвестиций в северный Кавказ.

А.СВИНЦОВ: А модель этих инвестиций уже есть?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Бизнес-план вас интересует?

А.СВИНЦОВ: Бизнес-план это картинка, как бы хотелось. А у нас в стране бывает так: вкладываем 60 млрд., потом это все взрывают - на Чечне мы это уже видели, мы вкладываем снова, а инвесторов нет. Это кто-то считал, об этом думали?

А.НЕВСКИЙ: Конечно, у нас есть финансовая модель построения этих курортов - есть очередность, этажность, мастер-план, который подразумевает строительство не только инфраструктуры, но и этажность создания самих альпийских деревень, лыжных трасс, горнолыжных спусков, спортивных объектов. Что касается про «взрывают» - а что вы предлагаете, сидеть, сложа руки и ничего не делать?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: СМС от Виктора: «Сижу, любуюсь природой в 50 километрах от Эльбруса, недавно проехал по трассе – красота немыслимая», и СМС: «Курорт-ваххабит приглашает неверных? Смешно».

Х.АБАШИЛОВ: У меня как раз эта же тема и к целевому использованию денег. Безотносительно Иванова или Кабардино-Балкарии, куда надо направлять деньги, вопрос, - почему именно в курорты? Почему не в промышленность, сельское хозяйство, которые ничуть не хуже можно развивать? Курорт это третья ступень экономического развития, почему не начать с базовой - промышленность и сельское хозяйство? У меня есть сомнение в том, что эта госкорпорация - если я не ошибаюсь в форме собственности…

А.НЕВСКИЙ: Нет, это не госкорпорация – это открытое акционерное общество, где государство является одним из основных акционеров.

Х.АБАШИЛОВ: То есть, в будущем государство выйдет из этого ОАО, оставив всю землю, которое помогло само оформить, акционерам. То есть, компания будет в будущем самый крупный латифундист. За счет государственно-административной машины, в том числе, за счет государственных денег, ОАО оформит в свою собственность землю, которая является самой большой ценностью на Северном Кавказе, и затем это будет губернатор Всея Кавказа, - но кто, неизвестно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Теорию заговоров вам преподают в вузе, не иначе. Отвечайте.

А.НЕВСКИЙ: Я услышал сразу два вопроса – по поводу того, почему не промышленность. Ответ простой – надо исходить из того, что является конкурентным преимуществом того или иного региона - это такая наука, как экономическая география. Поэтому здесь очевидно, что изюминкой, фишкой Кавказа являются потрясающие рекреационные возможности – так же, как французские и австрийские Альпы. Второе - тут высказывались сомнения по поводу того, сможет ли чеченская девушка работать в отеле. Могу сказать, что у народов северного Кавказа очень развито гостеприимство, и нам представляется, что это абсолютно в традициях народов северного Кавказа принять гостей, накормить.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Так это же до войны.

А.НЕВСКИЙ: Войны там нет, в общем-то. Если мы говорим о кучке негодяев, которые что-то там дестабилизируют в республиках Северного Кавказа, это еще не значит, что война. Ну а то, что проблема безопасности есть – мы это признаем.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: У нас «купол». Нас просят объяснить, что такое кластер.

А.НЕВСКИЙ: Хорошо, но был еще вопрос Хаджи-Мурата, что касается земли – она будет принадлежать резидентам особой экономической зоны, инвесторам, которые туда придут. Если туда придет компания, которая построит на этой земле сеть отелей или СПА-центр, она и будет владеть этим участком земли. Планируем так.

Н.ПОЛЕТАЕВА: Как вы собираетесь готовить персонал для работы на этих курортах? Насколько мне известно, это очень много народа, это не только горничные, на которых учиться особенно не нужно, а и менеджмент, работники канатных дорог, горнолыжные инструктора - это образование не трех классов.

А.НЕВСКИЙ: На горничных учиться тоже нужно.

Н.ПОЛЕТАЕВА: Но меньше.

А.НЕВСКИЙ: Проблема, которая затрагивается, это не только проблема горно-туристического кластера, это проблема всей страны – у нас отсутствует профессиональное образование практически, у нас не готовят профессиональных горничных, официантов, у нас кто пошел, и хорошо. А для международного уровня курорта, пусть это курорт эконом-класса, тем не менее, нужен международный стандарт обслуживания. Рассчитываем, что вузы региона Северного Кавказа, и не только, откликнутся, почувствуют здесь возможность выстроить бизнес, развить новые платные, в том числе, учебные программы, сделают эти программы, возможно, совместно с зарубежными учебными заведениями. И это будет тот спрос со стороны потенциальных работников этих курортов, который должна удовлетворить наша система образования. Для этого нужна, наверное, какая-то господдержка. Я сказал, что мы готовим комплексную программу по оценке потребностей рабочих ресурсов, мы эту программу в течение полугода, я рассчитываю, подготовим и представим в правительство – с тем, чтобы это могло быть учтено при неких планах государственных в области развития образования. Но это еще и вопрос к учебным заведениям. Поэтому думаю, что это может быть большое и интересное поле для развития учебных заведений региона.

В.ШЛЫКОВ: Владимир, экономист. Очень хорошо было сказано про монополизм. На самом деле вы не полный монополист, а монополист только в Северо-Кавказском федеральном округе. Странно, почему ваша уважаемая структура, имея определенные идеологические основы для развития региона, оставила в стороне Южный Федеральный округ, точнее, курорты Северного Кавказа Южного федерального округа, который вы хорошо знаете. Если уж быть монополистом, то везде. И второй вопрос - этот монополизм не задушит то, что у нас уже есть на Кавказе, местное, что иностранные инвесторы вытопчут, вытеснят за пределы того ареала, в котором это уже есть и существует.

А.НЕВСКИЙ: была очень интересная дискуссия на экономическом форуме в Санкт-Петербурге, в которой принимали участие, в том числе, экс-канцлер Австрии Шуссель, который сказал: «не копируйте французские или австрийские Альпы, имейте свою особенность, и развивайте ее».

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Главное – по ценам не копируйте.

А.НЕВСКИЙ: Это однозначно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Что, дороже будет?

Н.ПОЛЕТАЕВА: В Альпах кататься дешевле, чем на российских курортах, и каждый горнолыжник это знает.

А.НЕВСКИЙ: Пока да. У нас предполагается, что в полной загрузке будет 2,5 - 2,7 млн. туристов. Когда сейчас один Сочи, то конечно, цены будут такие. А касаясь того, не вытопчут ли иностранные инвесторы нашу специфику – нет, как раз это будет конкурентная особенность и конкурентное преимущество – национальная архитектура, кухня, - наоборот, это будет способствовать проявлению национальных особенностей. Что касается ареала нашей работы – во-первых, монополизма я здесь не вижу, потому что мы создаем условия для прихода различных компаний в особые экономические зоны, чтобы они конкурировали в тех отраслях, где они сильны - отельеры, рестораны, и так далее. Мы, в том числе, задеваем и Южный федеральный округ, потому что один из наших курортов, Лаганаки, находится на территории двух субъектов – это республика Адыгея и Краснодарский край. Ну а почему концентрация именно на Северном Кавказе - это действительно тот идеологический постулат. Из которого мы изначально исходили - что Северный Кавказ является наиболее депрессивным регионом, нуждающимся в мощном притоке инвестиций, появлении рабочих мест, налоговых поступлений.

А.ЕРМОЛАЕВ: Вернемся к ценовой политике. Насколько эти курорты будут доступны для граждан России, в первую очередь, среднего класса, или это будут курорты только для иностранцев и богатых, а нашим придется отдыхать опять в Турции, травиться контрафактным алкоголем?

А.НЕВСКИЙ: Это очень важный и ключевой вопрос, потому что фактически от этого должен плясать весь бизнес-план проекта – на кого мы ориентируемся, какова стоимость основных услуг курорта. Могу сказать, что мы рассчитываем все-таки в основном на то, что, наверное, больше 50% посетителей курорта будут жители ближайшего ареала, ближайшего региона. Дальше будет процентов 20-30 жителей центральной части России, Сибири, процентов 10 – туристы из ближнего зарубежья, - Казахстан, Украина, и так далее, и только 5-10% жителей западной Европы и других стран. То есть, в основном курорт будет предназначен для жителей России, и по своим ценовым параметрам будет как раз выгодно отличаться от западных аналогичных вариантов. Мы рассчитываем, что стоимость скипаса будет порядка 20 долларов, это достаточно хороший показатель.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: На целый день, или на раз?

А.НЕВСКИЙ: На целый день.

З.АГАРИЗАЕВА: Есть менее затратные виды туризма – такие, как этнический, эко-туризм.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Шашки.

З.АГАРИЗАЕВА: На Кавказе очень красивые обряды, танцы, культура - все очень красиво. Может быть, развиваться в этом направлении? Это менее затратно, на уровне муниципалитетов это организовывать.

А.НЕВСКИЙ: Это вопрос, который органично дополняет то, о чем мы уже говорили - горнолыжный туризм это как ледокол, таран, который тащит за собой гирлянду различных других видов летнего и зимнего отдыха. Это и альпинизм - мы сейчас совместно с Федерацией альпинизма прорабатываем возможности размещения их объектов, каких-то приютов, разработки специфических маршрутов в рамках наших курортов. Это и гольф, различные сплавы по горным рекам. На западе, в Швейцарии, Франции в горах очень развиты пешеходные прогулки, для этого тоже нужно, как ни странно, обустраивать тропы и готовить инфраструктуру. Видов развлечения и отдыха летнего - конные прогулки, - масса чего может быть. Мы все это планируем развивать прицепом в рамках развития горнолыжного кластера.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы обещали объяснить, что такое кластер.

А.НЕВСКИЙ: В науке самое сложное – определение. Постараюсь дойти до таких вершин. Кластер – это некая системная совокупность элементов, которые образуют единое, связанное между собой пространство чего-либо. Это может быть и промышленный кластер.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть, когда вы называете место, с которого начнете строить курорты на Северном Кавказе, то это этап?

А.НЕВСКИЙ: Да.

А.СВИНЦОВ: При ваших последних словах я просто смеялся – вы начали говорить о гольфе, конных прогулках, гулянии по горным тропам – со снайперами, я так понимаю, потому что обеспечить безопасность гуляющих по тропам миллиона 250 тысяч человек - это вокруг Кавказа, которые поедут. А остальные не поедут - ни из Москвы никто не поедет, ни из Европы никто не полетит. Я был за границей, когда показывали конфликт с Грузией – там это показывали как войну, поэтому там этих людей не будет. Как вы обеспечите безопасность гуляющих по тропам и играющих в гольф?

А.НЕВСКИЙ: Мы постоянно возвращаемся к вопросу безопасности, потому что он один из самых животрепещущих, это первый вопрос. Еще раз повторюсь - я не говорю, что там все замечательно с точки зрения безопасности. Говорю о том, что если ничего не делать, сидеть сложа руки и ныть, что все страшно – ничего не произойдет.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ольга: «Где будут строиться курорты?»

А.НЕВСКИЙ: Курорт Лаганаки, Краснодарский край-Адыгея, Мамисон - Северная Осетия, Матлас – Дагестан, Архыз - Карачаево-Черкесия и Эльбрус-Безенги - Кабардино-Балкария. И прибрежный каспийский кластер - пока не принято правительственное решение о включении прибрежного каспийского кластера под Махачкалой в наш проект, но надеюсь, что решение будет принято.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: И мой вопрос слушателям – кого-то из вас убедил Алексей Невский, кто-то из вас готов стать инвестором или гипотетическим клиентом? Все качают головами. Но Зарема задумалась.

А.НЕВСКИЙ: Уважаемые оппоненты говорили те вещи и упоминали те проблемные зоны, которые мы знаем и над которыми работаем. Хочу сказать одно – прогресс двигают люди, которые, несмотря ни на что идут вперед, а не те, которые погрязли в скепсисе, поэтому к уважаемым оппонентам я хочу обратить такой призыв.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: будем надеяться, что в один прекрасный день мы все сойдемся на одном из курортов Северного Кавказа, вы нам поставите огромный рог вина, и отметим вашу победу.

А.НЕВСКИЙ: С удовольствием.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо всем. Это была программа «Народ против».


Комментарии

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

С 24 сентября ВТБ улучшает условия по ипотеке с господдержкой, снижая ставку до 5,75% годовых, и семейной ипотеке, ставка по которой теперь составит от 4,7%.

ВТБ запустил новый процесс оформления кредитов наличными во всех офисах банка.

Клиенты ВТБ в СКФО за восемь месяцев года оформили почти 3 тыс. ипотечных сделок на 6 млрд рублей, что на 35% выше результата аналогичного периода прошлого года.

ВТБ улучшил условия по программам автокредитования на новые автомобили.

ВТБ первым из российских банков начал разработку единой цифровой платформы имущественных торгов.

О том, что в нашем теле живет огромное количество полезных микроорганизмов, наверняка слышал каждый. Также почти все в курсе, что нарушения состава этой микрофлоры называются дисбиозами. Наконец, те, кто всерьез заботится о своем здоровье, знают, что эти бактерии не только помогают нам переваривать пищу, но еще и оказывают целый спектр воздействий на жизнедеятельность наших клеток и тканей, пишет медицинский портал НеБолеем

Последнее время часто слышу из разных источников о пользе полипренолов для здоровья человека. А что такое полипренолы? Откуда их взяли и как они действуют?

Приглашаем в нашу электронную библиотеку «StavТифло»
Психологическое зеркало или как подружиться со своим отражением
Студенты КБГУ приглашены к участию в образовательном проекте «Ростелекома»
Приглашаем в виртуальный экотур «Тайны Сенгилея»
Оформление установления отцовтсва
Действия ИГ с просроченным паспортом на территории РФ
В КБГУ отметили 100-летие со дня образования органов безопасности в КБР
Читатели библиотеки посетили краеведческий музей
Буктрейлер по рассказу А. Беляева "Хойти-Тойти"
Эксперты ФоРГО: Поддержка президента – залог успеха ЕР на выборах
Пандемия, обновление, мобилизация – основные факторы выборов-2021
Мастер-класс по плетению коврика из тканевых полосок «Уютное рукоделие»

Мы в социальных сетях


Подписка

Северо-Кавказские новости

Календарь новостей

Сентябрь
2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30
31
4
5
19
28
29
30
1
2
3