Вопрос юристу

Новости: Имена



Борис Балкаров - учитель, ученый, бард, поэт, писатель

Друзья и знакомые называют его иногда так, что непосвященные могут принять это за какую-то бурчалку-ворчалку – «Бэ-Бэ-Бэ». А всё очень просто расшифровывается – Борис Борисович Балкаров. Учитель, ученый, бард, поэт, писатель – в общем глыба, матерый человечище. И как я уже сказал, замечательный человек, с которым я имею большую честь быть хорошим знакомым.

– Оглядываясь назад я понимаю, какие насыщенные были мои годы, сколько всего было интересного, сколько всего делалось впервые. А будет ли потом еще многое впервые? Вот первый поцелуй у меня был в 16 лет, первого уже не будет.

- Зная тебя, не сомневаюсь, что ты еще придумаешь в своей жизни что-то такое, что будет впервые. А пока давай оглянемся на твои насыщенные годы. Прямо с рождения и пойдем. Ты в Нальчике родился?

– Нет, вот родился я в Москве. История моего появления на свет достаточно романтическая. Мой отец, Борис Хазешевич, познакомился с мамой Риттой Давидовной в Нальчике, в Ленинском учебном городке. Был у нас такой в 30-е годы. Мама москвичка, а имя у нее индийское, между прочим, с двумя «т». Она приехала тогда в Нальчик в составе туристической группы, и здесь они с папой познакомились. Отец мой – филолог, языковед, уехал потом в Москву, в аспирантуру. А мама по образованию историк, училась также в Москве в ИФЛИ (институт филологии, литературы, истории) имени Герцена. На ее курсе учились такие люди, как Павел Коган, Сергей Наровчатов. В первый год войны почти все на фронт добровольцами пошли. Назад мало кто вернулся.

Но судьба отца с мамой надолго разлучила, на целых девять лет. Папу в армию забрали, и отправился он служить на Дальний Восток. Это перед войной случилось, отношения с Японией, сам знаешь, какие были. Вот папа прослушкой японцев в стратегической разведке и занимался, пеленговал их разговоры. А мама, когда Великая Отечественная война началась, стала комсомольским инспектором партизанских отрядов в Белоруссии. Один раз после заброски на парашюте пришлось сутки в снегу лежать, чтобы себя не выдать – немцы неподалеку оказались. Она потом болела, лечилась долго, врачи сказали, что детей у нее не будет. Но к счастью, как видишь, ошиблись. После войны отца не отпускали из армии, он офицером был, а из этих войск практически не демобилизовали. Но был такой профессор Яковлев, знаменитый языковед, он Сталина лично знал, Кобой его называл. Он попросил демобилизовать из армии ученых языковедов. Сталин предложил ему составить список. Так мой отец в этом списке первым был! Приехав в Москву, первым делом пришел к маме. А она ему от ворот поворот дала сначала. Она думала, что у нее детей быть не может, а отец детей очень хотел. Но отец все равно настоял на своем, и они поженились.

Родился я вообще, можно сказать, курьезно. Маму в роддом на Новом Арбате повезли из кинотеатра. Они с отцом пошли на французскую комедию «Скандал в Клошнерле». Видимо, такой смешной фильм был, что от смеха у мамы прямо там схватки начались. Наверное, поэтому у меня такой характер неунывающий в жизни.

- А что, отца потом из Москвы на родину потянуло?

– По направлению поехали в Нальчик. Папу направили в республику на пост министра просвещения. На этой должности он и работал с 1953-го по 1957-й год. Затем стал проректором университета по учебной работе. Я выпускник нальчикской школы, чем очень даже горжусь. А закончил вообще математический класс, который один в республике был. В него одаренных выпускников со всех школ собирали. Любовь к литературе, к стихосложению нам прививала в школе замечательный педагог – Евгения Львовна Мильман. Это она нам внушила, что для того, чтобы быть культурным человеком, мало дифференциальные уравнения решать уметь.

- С такой образовательной базой тебе, как говорится, сам Бог велел ученым стать…

– Я поступил сначала в МАИ. Но потом понял, что это не мое. Вернулся в Нальчик, поступил на физмат, отделение физики. Физика, на мой взгляд, – это мировосприятие. В материальном мире нет ничего непознаваемого. Хотя есть и какие-то ирреальные вещи, но это уже из другой области. А уже заканчивая университет, стал штатным сотрудником вычислительной лаборатории КБГУ. У нас 2 ЭВМ было. А увлек меня программированием профессор Адиль Тимофеев, который втолковывал, что за программированием будущее. Работал инженером-математиком, программистом. Ездил на стажировку в МГУ. В КБГУ я работаю с 1975 года. Но был еще и длительный период работы в Высокогорном институте (ВГИ). Там мы занимались комплексной оценкой ландшафта. Между прочим, очень даже важное дело. Потому что надо понимать, что можно, например, строить в том или ином месте, а чего нельзя.

- Борис, но ведь ученая степень у тебя в области биологических наук? Как же ты в биолога переквалифицировался?

Я же говорю, что мне всегда было интересно пробовать что-то новое для себя. Когда я работал программистом в вычислительном центре, меня туда взяли как физика-теоретика. Но первую программу заказал написать почвовед, а вторую физиолог. И вот его работой я сам заинтересовался. Мы совместно написали диагностическую программу. Так, представь себе, эта программа точный диагноз моей болезни установила. Оказалось, у меня холецистит, а врачи говорили мне тогда, что язва желудка. Защищал я свою диссертацию в Москве, в Институте транспатологии и искусственных органов. А сейчас я доцент КБГУ, работаю на факультете СИУ.

- Для меня, гуманитария, звучит, как название индейского племени…

– СИУ – это система информатики и управления. Преподаю любимый предмет – компьютерная графика. Сейчас сделал второй практикум по компьютерной графике. Первый у меня еще в 1990-м году был. Объясняю студентам, как можно сделать ту или иную программу по компьютерной графике; вот, например, как создаются игры. И вообще, как эта «шайтан-машина», компьютер, то есть, работает.

- Мне порой кажется, что сейчас такие продвинутые выпускники школ пошли, что они сами все про «шайтан-машину» рассказать могут. У тебя таких случаев не бывает, когда твои студенты тебя сами обучать чему-то начинают?

– Бывают. И я считаю, что это очень хорошо. Это такая безграничная область, где невозможно все знать. И если даже твой студент узнал что-то такое, я не считаю зазорным и у него что-то новое узнать. Но я даю им базовые знания. Ведь у нас большинство – пользователи, знающие, что будет, если нажать ту или иную клавишу или их набор. А я им рассказываю, как вообще вся эта система работает, откуда что берется.

- И будущих хакеров заодно готовишь?

- А что, хакеры – это талантливые люди. Когда тестирование ввели, я своим студентам в шутку говорил, что если у тебя нет еще тестов на своем компьютере, значит, ты плохо учился. Давно должен был взломать защиту и скопировать. Введение тестирования, кстати, считаю большой ошибкой в нашей системе образования. Со студентом на экзамене нужно раз¬говаривать, общаться. Я часто замечаю, как студент или студентка умненькие такие, видно же, что знают предмет. А вот от волнения на экзамене объяснить не могут, разговорить такого студента надо. В США уже от тестирования отказываются, а мы слепо их вчерашний день копировать начали.

Я вообще считаю, что самый крутой факультет в университете – это наш. У нас меньше случайных людей, потому что здесь учиться надо. Без реальных знаний твоя «корочка» ничего стоить не будет. У нас есть замечательные студенты, умницы просто. Хотя и «раздолбаев» хватает, но и с ними работать можно.

- Да, я помню, ты еще книжку в середине 90-х издал «Не надо бояться komputera». Борис, а давай перейдем теперь к другой стороне твоей жизни. Ты ведь еще и поэт, бард, лауреат многих фестивалей авторской песни. Я ведь сам с тобой познакомился, когда на одном фестивале авторской песни к костру подошел бородатый мужик в шортах и, глядя на кипящий котелок с кашей, глубокомысленно изрек: «Без еда – не вынешь рыбку из пруда!»

- Помню, это был памятный фестиваль в Нальчике в 1982-м, на который еще одесситы приехали. Борис Бурда тогда среди них был. Ну, что тут сказать, тяга к стихосложению у меня со школьных лет. Про Евгению Львовну Мильман я уже ведь рассказывал. А авторскую песню я посчитал идеальным средством выражения собственного поэтического творчества. Я же на гитаре всего несколько аккордов знаю. Ну, Окуджава тоже немного знал. Но в авторской песне больше важен текст, важен смысл.

- А как возник в Нальчике клуб авторской песни «Родник?

– Я всегда говорил, что у «Родника» было три отца и одна мать. Создали его сначала Евгений Сухомлинов (режиссер, тележурналист студии «НОТР-Нальчик»), Николай Орехов, я и Татьяна Салманова. Вскоре нам выделили помещение под клуб на проспекте Кулиева, тогда он проспект Мира назывался. Начали люди подтягиваться. Оказалось, что в Нальчике столько талантливых творческих людей! В 1980-м году прошел первый фестиваль авторской песни в Нальчике в Курзале. Это был первый опыт, потом мы осознали, что такие фестивали надо на природе проводить, с палатками, кострами. Затем мы сами стали ездить по различным фестивалям автор¬ской песни в нашем регионе. Мне лично памятно мое лауреатство в Таганроге в 1986-м. Мне позже рассказали, что когда жюри вердикт выносило, так свое решение прокомментировали: «Петь ни хрена не умеет, но как подает!..». А вообще, различные лауреатства в авторской песне – вещь условная и далеко не главная. Главное – живое человеческое общение с близкими тебе по духу людьми. Запомнился еще фестиваль «Горные вершины» на Домбае. Оттуда, кстати, и пошла известность замечательного барда Тимура Шаова.

А у нас в клубе «Родник» был ансамбль в 80-е годы – «Парус». В него входили Игорь Решетняк, Люда Кокожева, Боря Хупов, Саша Пономарев. Это все дорогие мне люди. Игоря Решетняка я считаю безумно талантливым человеком. Он такие аранжировки делал! К моим первым песням он музыку со¬чинял. Жалко, рано ушел из жизни, вечная ему память.

- А вот теперь «Родника» уже нет…

- Неправда, «Родник» есть. Клуб авторской песни – это ведь не какое-то определенное помещение, это люди. Помнишь фразу из фильма «Стиляги», когда один персонаж съездил в Америку и сказал, что, оказывается, «там стиляг уже нет». «Но мы ведь с тобой есть», – говорит другой персонаж. Вот мы же сейчас сидим с тобой у меня дома и петь еще будем. И знаем, что есть Стас с Фатькой, есть Сэм и те, кто уехали из Нальчика, – уехали, но они же есть…

- Твои стихи, песни где-то опубликованы?

– В местных газетах, журналах, региональных сборниках авторской песни печатали. Недавно в Пятигорске вышел сборник авторов Северного Кавказа «Кавказские рукописи», там большая подборка моих песен. В Ставрополе вышли два моих диска «Возвращение Одиссея» и «Бессонница-Блюз».

- Я знаю, ты еще и роман написал…

– Да. «Рабы Нового Вавилона» называется. Это научная фантастика. Не фэнтэзи, а сайнс фикшэн. Только он в одном экземпляре у меня пока и существует. Хотя издать хотелось бы, может со временем получится?

- Ты съездил в этом году в Париж. Осуществил мечту многих советских людей?

– Можно и так сказать. А вообще-то я с дочерью ездил к другу – Леше Дашкову, с которым мы дружим уже 53 года. Он закончил знаменитую Школу Гнесиных в Москве, замечательный музыкант, пианист. Кстати, это от него у меня такая любовь к джазу. Я ведь в Нальчике даже вечера джаза устраивал совместно с Натальей Смирновой в городской библиотеке.

Во Франции Леша в Тулузе живет. Так что в Париже мы проездом были. Когда из самолета вышли, моя дочь Аня остановилась и замерла. Говорит, папа, ты представляешь – ведь это Париж! И восторг в глазах. И я ощутил себя счастливым человеком, я в Париже, рядом со мной моя дочь, и мы еще куда-нибудь с ней обязательно съездим.

- А не было желания уехать из Нальчика навсегда?

– Никогда. Я патриот нашего города, республики. Выйди в парк в семь утра – красота! В Нальчике много прекрасных, талантливых людей. И мы, нальчане, – это общность, семья. Да, у нас не такой большой город, идешь по нему, встретишь массу знакомых, которые обязательно у тебя спросят про дела, здоровье. Но ведь в этом и есть своя прелесть, разве нет?

- Мечта у тебя сейчас есть?

– Да, стать хорошим писателем-фантастом. Жанр фантастики освобождает от многих условностей, дает широкие возможности высказаться.

Боря, когда-то в газете «Советская Молодежь» была такая рубрика, которую вела ушедшая уже из жизни Влада Летошникова. «Какие люди!» называлась. Там в конце был обязательный блиц-опрос. Давай поиграем в эту игру.

Любимый(ая,ое):

Блюдо? – Пельмени. А вообще, когда подхожу к плите, исхожу из того, что есть в холодильнике, и пытаюсь приготовить из этого что-то шикарное.

Напиток? – Коньяк, питьевая вода «Кубай»

Книга? – «Понедельник начи¬нается в субботу» братьев Стругац¬ких

Фильм? – «Кин-дза-дза»

Бард? – Одного нет, многих люблю. А Высоцкого я даже считаю не бардом, а создателем современного русского языка

Музыкант? – Рэй Чарльз, Луи Армстронг.

Изречение? – Не ошибается только покойник, он уже ошибся.

источник: kbr.mk.ru


Комментарии

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

ВТБ первым из российских банков начал разработку единой цифровой платформы имущественных торгов.

О том, что в нашем теле живет огромное количество полезных микроорганизмов, наверняка слышал каждый. Также почти все в курсе, что нарушения состава этой микрофлоры называются дисбиозами. Наконец, те, кто всерьез заботится о своем здоровье, знают, что эти бактерии не только помогают нам переваривать пищу, но еще и оказывают целый спектр воздействий на жизнедеятельность наших клеток и тканей, пишет медицинский портал НеБолеем

Последнее время часто слышу из разных источников о пользе полипренолов для здоровья человека. А что такое полипренолы? Откуда их взяли и как они действуют?

По примеру Белгородской области на Ставрополье будет разработана краевая программа перевода сельского хозяйства на биологизированное земледелие.

СТИМИКС — это общее название группы препаратов. Сферу действия  того или иного из них можно понять по второму слову на флакончике, отмечает SK-NEWS.RU .

Свое настороженное отношение к прививкам высказал профессор, д.м.н., невролог, эпилептолог, врач интегративной медицины, руководитель Центр внедрения передовых медицинских технологий «ПланетаМед» Василий Генералов в прямом эфире Инстаграм с блогером Лаурой Батыр.

Руководитель клуба и ведущая семинара - Людмила Александровна Дорофеева, агроном, "природник" со стажем более 25 лет поделилась опытом применения микробных биопрепаратов нового поколения СТИМИКС, которые производит ГК НПО «Биоцентр» в г. Невинномысске.

Где поправить здоровье и отдохнуть с пользой?
Примите участие в IV Всероссийском Конкурсе лучших практик в сфере национальных отношений!
Право на материнский капитал
Как можно продлить срок пребывания
КБГУ продолжает улучшать позиции в авторитетном рейтинге Webometrics Ranking of World Universities
Команда «Точки кипения КБГУ» на интенсиве «Архипелаг 2121»
Видеомастер-класс по изготовлению цветов из фоамирана «Волшебное разноцветье»
Команда КБГУ – призер Data-хакатона по решению глобальных социальных задач
95 лет на связи со слушателями
Руководитель ФоРГО о продвижении партий через их лидеров
Глава ФоРГО о ретрансляции программы партии через ее лидеров
Маяковка дарит еще одну «живую страницу» – «Феерия ароматов»!

Мы в социальных сетях


Подписка

Северо-Кавказские новости

Календарь новостей

Август
2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26
27
28
29
30
31
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
1
2
3
4
5