Вопрос юристу

Новости: Туризм



Курорты Северного Кавказа - аналогии со Сколково уместны
Генеральный директор ОАО «Курорты Северного Кавказа» Алексей Невский, презентовавший проект северокавказского горнолыжного кластера на MIPIM, обещает уже в следующем году представить в Каннах конкретные предложения для инвесторов, - пишет "Эксперт-online".

С начала этого года проект горнолыжного кластера Северного Кавказа был показан уже на двух крупных международных площадках. В январе президент Дмитрий Медведев представлял проект на экономическом форуме в Давосе, а в начале марта его привезли на MIPIM. Между этими событиями произошло нападение на московских туристов в Приэльбрусье, которое многие комментаторы напрямую связали со стремлением ряда сил сорвать реализацию проекта. Этим попыткам, по мнению генерального директора управляющей проектом компании «Курорты Северного Кавказа» Алексея Невского, будет противопоставлено внедрение на законодательном уровне привлекательных условий для вхождения в проект крупных инвесторов. В целом эти условия можно сравнить с тем, что предлагается резидентам инновационной зоны «Сколково».

— С кем из иностранных инвесторов вы встречались на MIPIM и какую получили обратную связь?

— Я не хотел бы называть конкретные имена и инвестиционные структуры, которые проявляют интерес к проекту, поскольку пока никакой конкретики, о которой можно рапортовать, у нас нет. В этом году мы не ставили задачу подписывать какие-то рисковые соглашения. С рядом инвесторов мы находимся в переговорном процессе, но довести что-либо до завершения рассчитываем позднее, в том числе, возможно, на следующем MIPIM. Сейчас могу лишь сказать, что у стратегических инвесторов интерес к проекту есть.

— Насколько условия для инвесторов будут сопоставимы с проектом «Сколково»?

— В отличие от «Сколкова», мы являемся акционерным обществом, но с точки зрения действующего законодательства аналогии уместны. В основу нашей деятельности также положена идеология спецзакона, и мы ставим задачу работать в таком же формате, как «Сколково», там, где это возможно. Резидентов кластера планируется освободить от налогов на имущество, транспорт и землю — закон об этом сейчас находится в стадии разработки. Примерные границы экономической зоны, в которых нам предстоит оперировать, определены, к концу года будут сформированы конкретные бизнес-параметры по каждому курорту. В следующем году мы планируем представить на MIPIM уже конкретные инвестпродукты.

— У многих россиян идея создания на Северном Кавказе горнолыжного кластера вызывает однозначную ассоциацию— очередной распил бюджетных денег. Как изменить такое восприятие проекта?

— Задачи имиджевого характера для нас, безусловно, значимы, поэтому мы будем серьёзно заниматься продвижением проекта; в этом году представим его на Сочинском и Санкт-Петербургском экономических форумах, а также на выставке «MIPIM-Азия». С обывательской точки зрения проще всего сказать, что всё равно ничего не получится, всё разворуют — это самая примитивная позиция. Естественный скепсис по такого рода вопросам, с одной стороны, понятен, с другой — у нас, конечно, есть цель такое восприятие переломить, и залогом этого являются те законодательные задачи, которые мы перед собой ставим. Именно в рамках законодательных изменений при реализации проекта планируется использовать евронормы и евростандарты, опробованные в аналогичных условиях строительства, что существенно снизит стоимость проекта — по нашим оценкам, на 20–30 процентов. Что касается подозрений по поводу нецелевого использования средств, то существуют контрольные инстанции. А вести дискуссию по принципу «доказать, что я не верблюд» смысла я пока не вижу — будем смотреть на факты, будем доказывать своей работой, что проект эффективен.

— Вы были готовы к тому, что после образования СКФО и объявления крупных проектов для региона на Северном Кавказе произойдёт всплеск терроризма? В частности, недавнее нападение на туристов в Кабардино-Балкарии пресса однозначно интерпретировала как попытку сорвать проект горнолыжного кластера.

— Мы не связываем напрямую эти теракты с реализацией нашего проекта, хотя отчасти такие умозаключения в прессе, возможно, оправданны. Конечно, идя в этот регион, мы представляли себе все существующие здесь риски и проблемы, связанные с безопасностью — никто не говорит, что это лёгкий проект, что это простой регион. Если бы всё было так легко и просто, государство не выделяло бы таких серьёзных средств. Мы готовы к тому, что определённые силы на Северном Кавказе могут нам помешать — это естественно, потому что реализация такого масштабного проекта выбивает почву из-под ног у террористического подполья. Создание рабочих мест напрямую связано со стабилизацией ситуации в регионе, и те, кому это невыгодно, могут попытаться противодействовать. Но следует сказать, что возможность реализации нашего проекта связана с господдержкой не только финансовой, но и организационной. Поэтому вопросы безопасности, взаимодействия с правоохранительными органами здесь являются приоритетными.

— Как вы оцениваете значимость такого фактора риска, как непрозрачность земельных отношений в республиках Северного Кавказа? Собственно, значительная часть кавказской коррупции связана именно с махинациями в этой сфере. Не получится ли так, что земли под реализацию проекта придётся выкупать по такой цене, которая значительно увеличит его стоимость?

— В прошлом году на Санкт-Петербургском экономическом форуме главы субъектов федерации, на территории которых будут расположены курорты горнолыжного кластера, подписали соглашение с федеральным правительством, предусматривающее в том числе и резервирование земельных участков в зоне проекта. Так что правовая основа для реализации проекта была заложена, но, наверное, риски, о которых вы говорите, отчасти есть. Поэтому требуется контролировать исполнение этих соглашений — это задача федеральных органов власти.

— Как выстроено ваше общение с главами территорий — напрямую или через структуры полпредства?

— Схема взаимодействия с субъектами сейчас складывается и отлаживается. Взаимодействие идёт прежде всего по линии Минэкономразвития как куратора особых экономических зон, но никаких особенных усложнений вводить мы не планируем — там, где это эффективно, будем взаимодействовать с региональными администрациями напрямую.

— Некоторые экономисты утверждают, что проект горнолыжного кластера может стать анклавом модернизации на Северном Кавказе, а за его пределами всё останется по-прежнему. Вы признаёте наличие такого риска?

— Мы не говорим, что этот проект является некоей панацеей для экономической модернизации Северного Кавказа. Это существенный вклад, достаточно важный и серьёзный шаг, его задача — изменить имидж Северного Кавказа, переломить негативную тенденцию. Но это лишь первый шаг — конечно же, для того, чтобы в регионе запустился самовоспроизводящийся механизм модернизации и развития, таких проектов должно быть много. Мы идём в авангарде, но не рассчитываем, что ситуация в регионе будет полностью изменена исключительно нашими усилиями. Мы ещё не дошли до высокой степени детализации экономической модели проекта, но представляется, что эффект влияния на смежные отрасли экономики Северного Кавказа он оказывать будет. В частности, приток большого количества туристов создаст спрос на сельскохозяйственную продукцию, появятся интересные туристические объекты в агротуризме, как это было в европейских странах.

— Как вы планируете решать вопрос кадрового обеспечения проекта? Вспоминается фраза одного известного в Чеченской Республике человека: «мы — несервисная нация». В связи с чем уже делаются прогнозы о том, что персонал для новых курортов придётся завозить чуть ли не из Китая.

— Относительно «несервисных наций» — это и так, и не совсем так. На Кавказе существуют сложившиеся серьёзные традиции гостеприимства, но создание курортной отрасли в таких масштабах, конечно, потребует огромных человеческих ресурсов. Одних только горнолыжных инструкторов понадобится, наверное, не меньше десяти тысяч. Пока готовых решений нет — у нас есть определённые планы того, как дополнить работу компании взаимодействием с Минобразования и учебными заведениями в регионе, направленным на создание профессиональных кадров в отельной отрасли и ресторанном хозяйстве. Так что значимость кадровой проблемы мы видим и будем уже в этом году предлагать варианты её решения правительству.

— Можно ли хотя бы отчасти решить проблему качества сервиса путём акцента на размещении туристов в коттеджах и апартаментах, где не требуется постоянного присутствия обслуживающего персонала? Такой путь развития положительно зарекомендовал себя на курортах Скандинавии, хорошо известных нашим туристам.

— Сейчас этот вопрос обсуждать, наверное, немного преждевременно. Когда в конце года у нас будут законченная концепция и бизнес-план кластера, мы поймём, в каком объёме, какой звёздности и категорийности понадобятся отели, шале и апартаменты.

— Как вы считаете, лучше стараться привести на Кавказ мировые гостиничные сети или пытаться выращивать свои? Как вообще в рамках создания кластера будут выстраиваться отношения с местным бизнесом? Он недостаточно капитализирован для проектов такого масштаба и может просто не выдержать конкуренции с крупными сетями, породив тем самым новый фактор напряжённости.

— С одной стороны, наш проект будет развиваться в несколько ином направлении, чем уже сложившаяся инфраструктура. С другой — мы видим различных представителей местной бизнес-элиты на уровне проектов и в малом бизнесе, и в более крупных инвестициях. Думаю, что с точки зрения стратегической перспективы местному бизнесу будут интересны малые формы участия в проекте — в качестве инвесторов в отдельные отели категорий две-три звезды, ресторанов. Конечно, конкуренции не избежать, но это и хорошо. Так что мы не отвергаем ни тот, ни другой вариант. Рассчитываем, что международный стандарт должен задаваться крупными мировыми операторами, сложившимися брендами, которые привнесут свои подходы и технологии. Но не только они должны определять лицо курортов — небольшие семейные отели, апартаменты или шале могут успешно функционировать без участия глобальных сетей.

— Возможно ли включение в проект уже существующих на Северном Кавказе горнолыжных курортов, скажем, Домбая, или тех, которые сегодня предлагаются республиками самостоятельно, вне кластера? Например, недавно о создании собственного горнолыжного курорта с конкретными суммами инвестиций заявила Чечня.

— Расширение проекта стоит в повестке дня, и в этом году уже будут приняты определённые решения. Направления расширения — это Каспийское и Черноморское побережья, что придаст кластеру всесезонный характер. Что касается включения новых горнолыжных площадок, то нынешний их состав — по крайней мере, в рамках выделенных средств — является оптимальным. Хотя и для них сценарий расширения нельзя исключать. 

Комментарии

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Бывают случаи, когда при нормальном уровне гемоглобина в крови возникает скрытая анемия. Ее также называют железодефицитной, т.к патология развивается на фоне значительного снижения ферритина в организме.

В этой статье постараюсь коротко рассказать, что за эликсир молодости и здоровья я пью и другим советую, что такое полипренолы и что такое ТАЙГА8.

Между проявлениями депрессии и состоянием иммунной системы существует тесная связь, поэтому ваше душевное состояние напрямую влияет на иммунитет.

Научное определение - Митохо́ндрия — двумембранная сферическая или эллипсоидная органелла диаметром обычно около 1 микрометра. Характерна для большинства эукариотических клеток, как автотрофов (фотосинтезирующие растения), так и гетеротрофов (грибы, животные).

Мы знаем, что наша здоровье на 10-15% зависит от экологии. Частью окружающего мира в последние годы стали такие явления, как «пластиковое загрязнение» и «микропластик». К сожалению, эти термины уже не новы, - собрал для  SK-NEWS.RU информацию с просторов Интернет врач методист ГБУЗ СК «Ставропольский краевой центр медицинской профилактики» Игорь Долгошеев.

Оздоровить тело поможет комплекс упражнений "Восемь отрезков парчи", который участникам Долгоздрав.Клуба показал мастер Цигун и айкидо, руководитель общественной организации «Центр общемировой физической культуры» (г.Пятигорск) Евгений Парамонов.

Цигун – достояние китайского народа и культурный феномен. Первые упоминания о Цигун относятся к 1 тысячелетию до нашей эры первые записи ко 2 веку нашей эры. Придворный лекарь с их помощью лечил императорскую семью и знать

бонус код для leon при регистрации
Гугл дино googledino.com
Изготовление значков на Tmsuvenir.ru
Костин: Повышается запрос на высокопрофессиональных экспертов
Презентация диска «Открой себя, познавая мир!» состоялась
В Новый год с новыми достижениями: Маяковка – финалист Всероссийской туристской премии!
Костин: Поддержка президента важна для "Единой России"
Ученые КБГУ и практикующие врачи договорились о совместной работе
Организаторы киберфестиваля RUKAMI выразили благодарность КБГУ
Члены попечительского совета КБГУ обсудили итоги деятельности вуза за 2019-2020 гг. и задачи университета на 2021 год
КБГУ подводит итоги деятельности в 2020 году
Подводим итоги 2020 года

Мы в социальных сетях


Подписка

Северо-Кавказские новости

Календарь новостей

Январь
2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28
29
30
31
23
24
25
26
27
28
29
30
31