Вопрос юристу

Новости: PRO жизнь



К урановым шахтам Хазнидона в Кабардино-Балкарии

О том, что в верховьях ущелья Хазнидон, что в Кабардино-Балкарии, находятся заброшенные урановые шахты, я узнал от инспектора Нальчикского охотхозяйства Муаеда Бозиева, по долгу службы ответственного за ущелье, - рассказал sk-news.ru издатель и краевед из Нальчика Виктор Котряров. 


Выяснилось, что он знает дорогу к шахтам, более того,  побывал в них. Правда, далеко не заходил – ощущения не из приятных: все рушится, осыпается, в любой момент можно оказаться под завалом.


Удалось выяснить следующее. В шестидесятых годах прошлого века в верховьях Хазнидона развернулось активное строительство. Благоустраивали дорогу по самому ущелью, начали строить промплощадку, от которой  сделали отвод  в одно из боковых ущелий с правой стороны. Именно здесь было заложено сразу шесть шахт.


Серпантин этой горной трассы в некоторых местах был настолько крут и опасен, что в нескольких случаях машины, двигавшиеся с черепашьей скоростью, тем не менее не вписывались в очередной поворот и срывались вниз.


Горняки работали вахтовым методом – их привозили из города Лермонтова, что в Ставропольском крае, где имеюся аналогичные рудники. Туда же, в Лермонтов, отправлялись и машины с рудой. Ехали они не поодиночке, а колоннами, которые формировались на промплощадке. Случались дни, когда здесь скапливалось до пятидесяти (!) машин.

Известен и их маршрут. Весь путь по ущелью и лесу, начинающемуся за селением Ташлы-Тала, отмечен желто-голубыми знаками – где квадратами, где треугольниками, которые нанесены на скалы, деревья и даже на стенку могильника (кешене). То есть, ориентируясь на данные метки, водители выезжали на знакомую им автомобильную трассу.


Данный знак говорящий и означает: голубой (синий) сверху – устья горных выработок на земной поверхности. Цвет в нижнем сегменте: какое полезное ископаемое добывается; в нашем случае – уран, обозначаемый желтым. Вспомните про знак радиационной опасности – и все станет ясно сразу.

Как утверждает Муаед, шахты, которые расположены достаточно далеко, а посему добираться до них пешком надо несколько часов, все прошедшие десятилетия никто не посещал. Поэтому под землей все сохранилось в таком же виде, когда их покинули люди: рельсы, вагонетки, погрузочные механизмы.


Еще наш проводник сказал, что место это пользуется у местных жителей дурной славой. И это вполне объяснимо, если вспомнить, с чем у каждого из нас ассоциируются урановые рудники. Но так ли это? На интернетовском сайте «СГАО ВИСМУТ» размещен материал «Тайна Рудных гор» с подзаголовком «Урановые мифы не имеют срока давности». Вот текст его предваряющий: «Радиация в сознании обывателя – синоним смерти. С 40-х годов, когда ученые вплотную подошли к созданию ядерного реактора, все, что связано с ураном, было засекречено. Закрытость информации порождала мифы. Один из них про то, что приговоренным к смертной казни предлагают на выбор пулю в затылок или работу в урановых рудниках. На самом деле заключенных-смертников там нет – ни за пять, ни за десять лет умереть от облучения в шахте нельзя.


В России существует единственное разрабатываемое месторождение урана – Краснокаменский рудник в Забайкалье. В СССР уран добывали также в Узбекистане и в Таджикистане, где месторождение уже иссякло. Сегодня в России добычей и переработкой урана занимаются несколько тысяч человек. Но были и другие месторождения – особо засекреченные, где добывался уран для советского атомного оружия».


Хазнидонское месторождение вероятно из таких, засекреченных; в Интернете никакой информации о нем нет... Впрочем, из этого факта можно сделать и другой вывод: возможно, нет по той причине, что оно функционировало недолго. Несмотря на колоссальные затраченные усилия и средства (чего стоит только одна дорога  в местах, где ее в принципе не может быть) месторождение оказалось убыточным, а самое главное – бесперспективным. Таким же, как рудник по добыче полиметаллов в Тызыльском ущелье. И понятное дело – было заброшено. Не законсервировано, а именно заброшено. А во что превращаются оставленные без присмотра и обслуживания объекты в горах общеизвестно – уже через пару-другую лет до них практически невозможно добраться. Вот и хазнидонские шахты еще одно доказательство этому.


Коварные склоны

В самом начале пути к ним еще теплилась надежда, что в этот раз нам не придется штурмовать горы – все-таки по дороге, пусть даже с обвалившимися участками, идти куда легче, чем взбираться на скалы, крутизна которых составляет под и за сорок градусов.


Надежда эта приказала долго жить уже в начале пути – от дороги, ведущей некогда к шахтам, внизу остались лишь небольшие участки, а на втором-третьем изгибе вообще никаких следов. Каменные завалы  – многочисленные и мощные – не только скрыли дорожное полотно, а стали продолжением склонов, по которым его проложили.

Идти по ним не представлялось никакой возможности. Двинулись просто вверх, так как никакой тропинки не наблюдалось Впереди Муаед и Джабраил, за ними я и Александра, любительница приключений из Прохладного.


Первое с чем столкнулись – сплошные заросли рододендронов, вставшие на пути. И их не обойти, так как они лежат сплошным ковром.

Как известно, рододе́ндрон кавка́зский – вечнозелёный кустарник из семейства вересковых; является представителем горно-лугового субальпийского ландшафта.


Стебель у рододендрона лежачий, это низкорослое растение, хотя, случается, достигает полтора метра высоты. Как в нашем случае – в иные моменты цветы касались наших лиц.

 Цветы эти собраны в зонтиковидное соцветие с венчиком до 3 см в диаметре. Но в верховьях Хазнидона – вероятно из-за повышенной радиации – они значительно крупнее.

Цветы желтовато-белые с зелёными или красноватыми крапинками в зеве. Окраска венчика от чисто белой до бледно-кремовой или бледно-розовой. На Хазнидоне большинство соцветий имеют розовый оттенок..

Многие думают, что рододендрон – это кавказский эдельвейс. Но сие не так – эти цветы, кроме того, что они растут высоко в горах, больше ничего не сближает.


Внешний вид соцветия у эдельвейса напоминает львиную лапу, что и нашло отражение в его латинском названии. Эдельвейсы – растения невысокие: в среднем не выше 25 см; листья у них узкие, серебристые сверху и ворсистые снизу; соцветие – несколько корзинок из белых или желтоватых цветков.

Эдельвейс прославлен европейскими поэтами, но для жителей Кавказа он воспринимается прежде всего в контексте названия германской  горно-стрелковой дивизии и  значком на форме солдат, воевавших в Приэльбрусье в 1942 году. Память эта недобрая, окрашена кровью наших солдат, павших при штурме «Приюта-11» и на перевалах Главного Кавказского хребта.

Поэтому рододендрон мне куда дороже его зарубежного горного собрата. А красные крапинки на его лепестках не ассоциируются  с каплями крови, а придают цветку особый шарм: чистоты, верности, любви.


Рододендроновые поляны западают в сердце, остаются в памяти, затмевая собой множество других альпийских цветов, которые тоже достойны добрых слов и чувств.

Но одно дело, когда ты ими любуешься, причем со стороны, и совсем другое, когда они лежат у тебя на пути, отнимая и так невеликие физические силы.


Тем более, что усталость, непонятно почему, навалилась на нас практически сразу. Более того, стала кружиться голова, да так, что с трудом удерживал равновесие. В какой-то момент показалось, что это от воздуха, насыщенного  столь густым запахом рододендронов, что его, казалось, можно было черпать руками.

Но когда к головной боли добавилась тошнота, причем не только у меня одного, вспомнил о дозиметре, который мы предусмотрительно захватили с собой. Достал, включил и глаза полезли на лоб. В МЧС, передавая нам прибор, предупредили: показатели не должны превышать 30 единиц. Какие там 30! Цифры выскакивали одна за одной: 38, 45, 60, 72.... И не думали останавливаться. И это не в самих шахтах, а на пути к ним. 


Впрочем, в скором времени тошнота отступила, а вот усталость становилась все сильнее. В некоторых местах чтобы продвинуться на несколько шагов вперед приходилось помогать себе руками, цепляться за те же рододендроны и камни, так отвесно вздымалась вверх гора, по которой мы поднимались. Каково же приходилось здесь водителям машин оставалось только догадываться. Если не упадешь, то уж поседеешь от перенапряжения точно.

Мы уже шли несколько часов, а на вопрос, близко ли шахты, Муаед отвечал отрицательно. К тому же стал накрапывать дождь. Вначале мелкий, он все усиливался и усиливался, скрыв верховья в сплошной туманной пелене. В какой-то момент произошла еще одна неприятность – погас экран фотоаппарата, аккумулятор по необъяснимой причине мгновенно разрядился. Это было самым обидным – добраться до заоблачных шахт да так и не запечатлеть их.


Надо было принимать решение, тем более, что и мои спутники, как оказалось, устали не меньше.

Что делать, как поступить? Идти к шахтам, но на это потребуется еще как минимум час и тогда возвращаться обратно придется в темноте. А при отсутствии света передвигаться по камням практически невозможно – травма, как минимум,  гарантирована.

Возвращаться? Но как это – быть в двух шагах от цели и не достигнуть ее!


Приняли соломоново решение  – подняться до первой (их, как сказал Муаед, несколько) площадки, где происходила погрузка в машины урановой руды.

Мысль о грядущем подъеме сквозь сплошной туман удерживала нас на привале. Тем более, что перед этим Муаед поведал историю, произошедшую в этих местах в 1997-1998 годах – точную дату он, к сожалению, запамятовал.


Трагедия влюбленных

Тем летом почти двадцатилетней давности в этих местах оказалась группа горных туристов из Новосибирска (точное место их жительства тоже требует уточнения), которые собирались перебраться из Кабардино-Балкарии в Северную Осетию через перевал Тоторс. В группе было шесть человек, в том числе молодые влюбленные Сергей и Лена. На подходе к перевалу случилась трагедия: сошла  лавина, в которой погиб один из членов группы – Сергей; его тело так и не было найдено; возможно, он попал в трещину. На месте его предполагаемой гибели туристы положили охапки горных цветов.


К сожалению, уточнить эту информацию мне не удалось. Если списки погибших в горах  альпинистов ведутся и их фамилии публикуются в интернете, то по горным туристам такие сведения отсутствуют. Поиск же по дате происшествия и его месту результата не дал. Впрочем, это и не так важно, так как речь дальше пойдет о том, какое продолжение получила эта история. Летом 2002 года Лена, одна из участников той группы, привлекательная худенькая рыжеволосая девушка, вернулась в Кабардино-Балкарию, чтобы вновь побывать там, где оборвалась жизнь Сергея, принести любимому альпийские цветы.

Она оставила вещи в селении Ташлы-Тала, на попутной машине доехала до домика охотхозяйства и  пошла в сторону перевала. Более того, добралась до места трагедии, выполнила намеченное и двинулась обратно.


Муаед Бозиев увидел ее уже спускающейся вниз. Вид одинокой девушки, без спутников и горной экипировки, двигавшейся из глубины ущелья, вызывал недоумение. Так и узнал он историю Лены, увидел, как тяжело она переживает трагедию тех лет, вернувшись в  злосчастное лето, когда погиб ее любимый.

Почувствовав, что с девушкой что-то не так, предложил помощь, но та отказалась. Попрощались, но Бозиев даже  предполагать не мог, что буквально через несколько часов он снова встретится с Леной. Более того – спасет ей жизнь.


Встреча с девушкой состоялась в первой половине дня, а часа в три после полудня Муаед собрался домой. И уже внизу, в районе маслозавода, сам не зная почему поинтересовался у работников о Лене – когда она проходила вниз, предполагая (она ведь двигалась пешком) нагнать ее на выходе из ущелья. Тут то и выяснилось, что девушку никто не видел, хотя пройти это место незамеченной она никак не могла.


Понимая, что могло случиться всякое, в том числе и непоправимое, что счет идет, возможно, на минуты, Бозиев вместе с товарищами кинулись к реке. И на берегу увидели аккуратно лежащие вещи девушки. Видно было, что она разделась, собираясь, судя по всему, искупаться. День действительно стоял жаркий. Но купаться в такой своенравной реке как Хазнидон, значит, рисковать жизнью.


Случайным ли был этот риск или обдуманные решением, на этот вопрос у Муаеда и сейчас нет ответа. Но в тот момент он, не теряя времени, двинулся вниз по течению и – о чудо! – в самом узком месте, над которым проложен самодельный мост, краем глаза заметил человеческую руку, судорожно обхватившую железную трубу. Саму же голову девушки то и дело скрывали набегавшие волны и ее практически не было видно. Невероятным был сам факт, что в сплошном речном водовороте, окружающем ее, она еще продолжала дышать. Лена не звала на помощь, так как судорожно сжимала рот, ибо открой она его, вода мгновенно бы проникала в легкие.


Огромных усилий стоило Бозиеву оторвать руки девушки от трубы. Она уже не понимала, что происходит и действия  Муаеда воспринимала не как помощь, а как усилия со стороны реки оторвать ее от спасительной трубы.

Муаед вытащил ее на берег. Курткой прикрыл  тело – вода унесла все, что было на девушке. Лена по прежнему молчала. Дрожь, перераставшая в конвульсии, сотрясала ее тело. И только когда она заплакала – вначале тихо, а потом навзрыд, всем собравшимся стало ясно, что девушка спасена. Человеческая жизнь спасена. Что Лена из Новосибирска остается с нами.


Сколько времени провела она в ледяной воде (реку Хазнидон питает ледник Хазны и в ущелье она практически не нагревается даже в самое жаркое лето), неизвестно. Но то, что речь идет о многих минутах, это несомненно. Как же вовремя вспомнил Бозиев о девушке, находившейся, как теперь понятно, в трансе после посещения места, где погиб ее любимый; как мгновенно, не раздумывая, принял решение организовать ее поиски; как увидел ее и успел помочь... Не просто помочь – вернуть к жизни. Даровать саму эту жизнь. Лену переодели в халат, который принесли женщины, отвезли в Ташлы-Талу, откуда она уехала на следующий день. Как сложилась ее дальнейшая судьба Бозиеву  неизвестно. Да и о самой этой истории я узнал не от него, а от Джабраила. Муаед же был немногословен, скуп на эмоции.


Таким же он оставался и в день нашего похода к хазнидоновским шахтам. Просто, когда мы остановились на очередной передых, последовавший чуть ли не через несколько минут после предыдущего, заметил: «Ночевать придется наверху, так как назад вернутся при свете дня не успеем».

Как наверху? Мы же к такому совершенно не подготовились. Даже теплую одежду, рассчитывая на летний день, не захватили, что говорить о питании. Моросящий дождь, туман, пронизывающий холод встали на нашем пути и даже не верилось, что еще пару часов назад мы шли по плавящемуся от июньского жара ущелью, сетуя, что зря прихватили с собой куртки.


Муаед успокаивал: «Давайте спустимся вниз, переночуем в домике охотхозяйства и вернемся сюда утром пораньше. Теперь уже ясно, что с вашими физическими возможностями только часов за пять мы сможем добраться до шахт. Но что вы там хотите увидеть? Обвалившиеся входы, заваленные камнями? Штольни, в которые даже заходить опасно, так как весь крепеж сгнил? Урановую руду, так ваш дозиметр говорит, что ее и здесь предостаточно. Кстати, ночевать придется в шахте, так как других более-менее пригодных для ночевки мест там просто нет».

Действительно, показания на дозиметре устойчиво держались цифр 80-90 и думать, чем это нам грозить не хотелось. Как и вытаскивать каждый раз из рюкзака сам дозиметр: под дождем, с озябшими руками это доставание, предваряемое обязательным снятием рюкзака, становилось весьма трудоемкой процедурой. Непонятно было одно: как при столь повышенной радиации здесь работали, находились на протяжении достаточно долгого времени люди?


Мы вернемся, Хазнидон

Короче говоря, в пятом часу вечера мы приняли решение повернуть назад, планируя вернуться сюда если не завтра, то уже через неделю точно. Тем более, что Муаед обещал отвести нас к озерам, расположенным на террасах с правой стороны ущелья. Озера эти (во всяком случае одно из них,  самое большое) расположены на территории Северной Осетии-Алания, но проще добраться к нему именно со стороны Хазнидона. Впрочем, и этот путь достаточно затяжной – более двух часов все время  вверх.

…На Хазнидонское ущелье, одно из самых зрелищных в Кабардино-Балкарии (если позволительно так выразиться), опускались сумерки. И если снежные шапки перевала еще призывно светились впереди, то вершины, обрамляющие ущелье с левой стороны, постепенно, одна за одной, скрывала  непрозрачная тьма. И только на скалах по правую сторону отсвечивали последние солнечные лучи, являя взору то песчаные замки самой невероятной конфигурации, то вершину, пронзающую закатное небо, то кремового оттенка цирк, обещающий невероятные приключения всем достигнувшим его, то изумрудную полянку, примостившуюся между двух пиков так высоко, что гулять по ней могут только небожители.


Мы уезжали с желанием вернуться и вовсе не для того, чтобы забраться в урановые шахты. На самом деле, чем они могут быть интересны – это далеко не лучшее из того, что оставил в горах человек. Возвращаться можно к тому, что поразило сердце, удивило взгляд, наполнило душу. А в Хазнидоне такое на каждом шагу.


Мы вернемся, Хазнидон…

Мы возвращаемся, Хазнидон...

Мы вернулись, Хазнидон…


Комментарии

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Между проявлениями депрессии и состоянием иммунной системы существует тесная связь, поэтому ваше душевное состояние напрямую влияет на иммунитет.

Научное определение - Митохо́ндрия — двумембранная сферическая или эллипсоидная органелла диаметром обычно около 1 микрометра. Характерна для большинства эукариотических клеток, как автотрофов (фотосинтезирующие растения), так и гетеротрофов (грибы, животные).

Мы знаем, что наша здоровье на 10-15% зависит от экологии. Частью окружающего мира в последние годы стали такие явления, как «пластиковое загрязнение» и «микропластик». К сожалению, эти термины уже не новы, - собрал для  SK-NEWS.RU информацию с просторов Интернет врач методист ГБУЗ СК «Ставропольский краевой центр медицинской профилактики» Игорь Долгошеев.

Оздоровить тело поможет комплекс упражнений "Восемь отрезков парчи", который участникам Долгоздрав.Клуба показал мастер Цигун и айкидо, руководитель общественной организации «Центр общемировой физической культуры» (г.Пятигорск) Евгений Парамонов.

Цигун – достояние китайского народа и культурный феномен. Первые упоминания о Цигун относятся к 1 тысячелетию до нашей эры первые записи ко 2 веку нашей эры. Придворный лекарь с их помощью лечил императорскую семью и знать

Ковид-«Сюрприз» нашу семью подстерег вечером, 15 октября. Днем мы приехали из Сочи, а вечером пришла племянница и между делом пожаловалась, что накануне слегка простыла.

Как образ жизни и стиль питания влияют на здоровье рассказала на V Международном экологическом форуме «ЗЕЛЕНАЯ ЭКОНОМИКА: СТРАТЕГИИ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ГОРОДОВ И РЕГИОНОВ» руководитель Долгоздрав.Клуба Марина Чернышева, сообщает SK-NEWS.RU.

Примите участие в «Брайль-skills»!
Случайность или замысел?
На духовной волне: Маяковка пригласила на онлайн-чтения «Живое слово»
Говорим о доверии в новом выпуске подкаста с Василием Гаазовым
Собери макулатуру и вырасти «Твоё дерево»!
С чего начинать процедуру получения гражданства РФ
Срок рассмотрения заявлений о приеме в гражданство РФ и признании в гражданстве РФ
Медиадобровольцы2020: Как на самоизоляции сидеть дома с пользой знают в Георгиевском ЦСОН
Библиогид по новинкам детской литературы «Книжки для больших и маленьких»
Медиадоброволец 2020: Спорт и причины долголетия
«Живые дела» в Маяковке
«Чувствительные» эксперименты в режиме онлайн

Мы в социальных сетях


Подписка

Северо-Кавказские новости

Календарь новостей

Ноябрь
2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26
27
28
29
30
31
28
29
1
2
3
4
5
6