Вопрос юристу

Новости: PRO жизнь



Тайна кварцевой пещеры в горах Кабардино-Балкарии

В поисках необычной, недоступной и таинственной пещеры в Хазнидонском ущелье в горах Кабардино-Балкарии, мы выезжали несколько раз два года назад, написал  SK-NEWS.RU краевед и издатель из Нальчика Виктор Котляров.

 

В пещере издревле жили люди, о чем свидетельствовали шесть каменных лежанок и найденное под одной из них старинное копье. В послевоенные годы здесь, судя по всему, прятались от советской власти дезертиры, подтверждением чего может служить, на наш взгляд, мухобойка, сделанная из бычьего хвоста. Гнуса в летний период здесь хватает, а люди, скрываясь от глаз посторонних, находились в пещере постоянно.

Уже в наше время сюда проторили дорогу искатели драгметаллов. Сделать такой вывод позволяет следующее: в пещере были найдены кувалда, пара зубил, три ртутных термометра, рулон пергамента, уровень. Что они здесь надеялись найти? Ответ виден сразу – в пещере имеются выходы кварца. Жила солидная.

Золото, как известно, связано с кварцем; жильный кварц находится с ним в геологическом родстве. В то же время хоть золото и отлагается вместе с кварцем, но отнюдь не всегда сопутствует ему. Имеются внешние признаки золотоносности кварца, которые позволяют отличить металлоносный кварц от неметаллоносного. Именно этим и занимались самодеятельные «геологи», по неизвестной причине оставившие в пещере принесенные инструменты.


Двухгодичной давности поездка не принесла результата: когда мы уже подошли к горному массиву, спустился сильнейший туман, в котором ничего не было видно на расстоянии в несколько шагов. Ориентиры нахождения пещеры были не совсем корректными, и мы напрасно вглядывались в белесое марево, скрывшие проход в скальном гребне. Впрочем, я об этом уже рассказывал в материале «Секрет Хазнидонского ущелья», опубликованного в книге «Удивительная Кабардино-Балкария».

***

И вот новая попытка. Группа наша выдвинулась в том же составе – егерь Джабраил Гуважоков, альпинист Казбек Шибзухов и автор этих строк. Но кроме того с нами поехал егерь Муаед Бозиев, хорошо знакомый с Хазнидонским ущельем по долгу службы – он здесь работает егерем.

С погодой нам снова не повезло. Как только добрались до ответвления, ведущего в Суканское ущелье, спустился туман. Да такой густой, что колея перед машиной не просматривалась. Наш «Патриот», натужно гудя, словно таран впивался в густое вязкое марево, обволакивающее его со всех сторон. В какой-то момент мы решили даже остановиться, чтобы не рисковать, ведь по краям дороги лежали такие многометровые обрывы, что падать пришлось бы достаточно долго. Кроме того, в ряде мест верхняя колея была проложена где-то на полметра выше нижней и от этого машины двигалась под таким углом, что мы, сидящие с правой стороны, невольно склонялись влево, стремясь хоть этим помочь нашему вездеходу не опрокинуться.

Одним словом, эти десять или около того километров до перевала достались нелегко. Неудачный поиск двухлетней давности постоянно всплывал перед глазами, туман и не думал расходиться, а посему крепло желание развернуться и приехать в Хазнидон в солнечный день.

Добравшись до перевала, сразу после которого сплошная жижа преградила нам дорогу и чуть не поглотила наш транспорт, мы вышли из машины. Видимость была чуть больше, чем на расстояние вытянутой руки. В силуэтах с трудом узнавались знакомые фигуры. Моросило. Ко всему прочему резко упала температура. Тем не менее отступать не солоно хлебавши не хотелось. И натянув поверх летних маек теплые свитера, мы двинулись вверх. Это было именно движение вверх, под углом куда как большим 30 градусов. Не имелось никаких относительно ровных площадок, а тем более тропинки.

Спустя примерно с час или чуть больше, задыхаясь от напряженного подъема, делая частые остановки, мы наконец выбрались к основанию гребня. Какой он, понять было невозможно – туман и не думал расходиться. Тем не менее, Муаед пытался найти хоть какие-нибудь ориентиры, с помощью которых мы могли бы найти проем, ведущий к пещере. Но помимо тумана, мешал этому и изменившийся рельеф местности. Оказывается, в прошлом году отсюда сошло несколько селей, да таких мощных, что основание гребня оказалось буквально исполосовано рвами. Да еще какими – с отвесными стенками! Стенками, сложенными из мелких скальных обломков, постоянно осыпающимися и глубиной где-то так метров 7-8 метров.

Преодолев в тумане пару таких рвов, мы остановились у сплошной каменной стены. «Это здесь!» – сказал Муаед и показал на скалу. На какое-то мгновение зыбкое марево чуть разошлось, и я понял, что никаких моих сил, а тем более навыков не хватит, чтобы подняться по этой практически отвесной, а самое главное – без видимых проемов-проходов гряде.

Казбек же двинулся вверх и практически тут же пропал из поля зрения. Только летящие сверху камни свидетельствовали, что он продолжает движение.

***

…Отсутствовал Шибзухов больше часа. Что мы за это время только не передумали! Ведь, по имеющимся сведениям, до пещеры было где-то метров сто или чуть больше, что для такого опытного альпиниста как Казбек не расстояние. Тем более, что самое трудное, как говорили, было вначале – подняться на приступок, а дальше будто бы имелась более-менее проходимая тропка.

Наконец камни, стали лететь вниз один за одним. А потом из тумана выполз и Казбек. «Нет там никакой пещеры»,– сказал он,– я долез практически до самого верха. Это не то место».

Муаед виновато оглядывался по сторонам, а потом нырнул в туман. Вскоре он вернулся: «Да, ты прав, сказал он, я ошибся – проход к пещере рядом». Преодолев еще один оставленный селем ров, мы остановились у узкой щели, нависающей над низом гребня где-то в метрах семи. Именно через нее можно было выбраться на тропку, ведущую к пещере.

«Готовьтесь, Виктор Николаевич! – крикнул Казбек, – я поднимусь и сброшу вам веревку». И пока он, ловко орудуя альпенштоком, подтягивался наверх, я с тоской смотрел ему вслед, мысленно представляя, как полечу вниз, если не удержусь…

***

…Подъем к пещере с кварцевой жилой не для слабонервных. Около семи метров надо подтягиваться по скале, тщательно выбирая, за какую выемку ухватиться и куда поставить ноги. Подъем практически вертикальный, по силам опытному альпинисту, а для дилетантов в горновосхождении без веревки, сброшенной сверху, не справиться.

После щели легче идти не становится – что-то вроде тропки есть, но она так круто уходит вверх, буквально вкручиваясь в скальной массив, что надо все время быть начеку; тем более, что на всем пути нет ни одной горизонтальной площадки для передыха. И так несколько десятков метров.

Сама пещера возникает неожиданно и эту неожиданность, помноженную на удивление, еще больше усиливает вход в скалу. Потому, что это действительно настоящий вход, причем уже не природный, а облагороженный людьми. Вначале они сделали понизу пещеры нечто вроде каменной кладки; после этого заложили боковые стороны, в результате чего получился достаточно ровный проем, напоминающий оконный свод. Вероятно для того, чтобы проем стал еще более незаметен, а, возможно, руководствуясь тем, что чем меньше отверстие, тем теплее в пещере, да и закрыть такую дыру проще, половину входа заложили камнями. Они ничем не скреплены и легко разбираются.

Пещера, несомненно, представляет интерес. Не знаю, какой для геологов, но для археологов точно. Но здесь вернее употребить прошедшее время – представляла. Каменные лежанки, а их было, напомню, шесть, разрушены полностью. Что под ними нашли помимо древнего бронзового копья неизвестно. Да и куда делось само копье спросить не у кого. Также остается тайной, кто забрал кремневое ружье, приклад от которого был найден в пещере.

Что касается кварцевой жилы, то она никуда не делась: отсвечивает бело-кремовыми кристаллами, да так, что глаза хочется зажмурить. Жила огромная, настоящая находка для любителей каменных сувениров. Другой вопрос – золотоносная она или нет? По оставленным инструментам неизвесных «геологов» получается, что нет. Но можно ли ответить точно на этот вопрос без проведения лабораторных анализов?

Правда, есть внешние признаки золотоносности кварца, к которым относятся следующие: ноздреватость, обохренность (этот термин указывает, что в жилах идет процесс разложения сульфидов; кварц при этом имеет желтый вплоть до красного цвет); наличие видимого золота (его можно заметить, если кварц расколоть и смочить водой). Кварц, жила которого выходит в хазнидонскую пещеру, ноздреват, желтоватого цвета, но при смачивании остался таким же, как и был – ничего в нем не заблестело.

…Спуск с горного массива, в верхней части которого находится хазнидонская пещера, не мене сложен, чем подъем. Особенно в тумане, когда в иные моменты не знаешь, куда поставить ногу. Наиболее тяжело достаются последние метры, которые Казбек преодолел только с помощью подсказок оставшего внизу Джабраила Гуважокова.

Только мы отошли от пещеры, как сверху посыпались камни самых разных размеров. Скорее всего, потревоженные турами, которых здесь, по словам егеря Муаеда Бозиева, великое множество. Быть участником такого камнепада, стоя под скалой, видя, как над тобой пролетают здоровенные каменюки, не самое приятное ощущение. Кто его знает, полетит ли он дальше с набранным ускорением или, замедлив полет, скатится непосредственно под скалу, на наши головы…

Муаед рассказывал, какой удивительной красоты вздымающийся перед нами массив, но оценить эту красоту и поделиться ею с теми, кто читает эти строки, и на сей раз мне не удалось. А значит… Значит я постараюсь вернуться в Хазнидонское ущелье – одно из самых живописных в Кабардино-Балкарии, а может и разгадать тайну кварцевой пещеры.




Комментарии

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Ранневесенняя обработка растений на участке биопрепаратами линейки СТИМИКС (гуминовые Стимиксы и Фитостимы, содержащие эффективные микроорганизмы) начинается с температур от 5 до 10 градусов Цельсия, пишет SK-NEWS.RU .

Микробные ЭМ-препараты серии СТИМИКС, выпускаемые в Невинномысске на Ставрополье, оказались сильными антиоксидантами и действуют на растения, как весенняя талая вода, стимулируя их рост

Микробиолог из Невинномысска Александр Харченко 28 ноября в РАЕН (Москва) удостоен международной премии «EcoWorld-2018» за создание эффективного микробного препарата от фитофтороза Фитостим К+Т, сообщает SK-NEWS.RU .

Как получить хороший урожай картошки без колорадского жука, избавить помидоры от фитофторы, а деревья от разных хворей при помощи Стимиксов – эффективных микроорганизмов из Невинномысска, рассказывает автор этих препаратов, ученый-микробиолог Александр Харченко.

Происходит это, по словам представителя ОНФ, в основном до обеда, когда жители республики едут на учебу и работу или бегут на обед.

Благотворительный проект «Дари еду!» ищет партнеров в Ставрополе среди НКО для помощи продуктами питания людям в сложной жизненной ситуации.

Модель успешной социализации детей-инвалидов и детей с ограниченными возможностями здоровья
Началось обучение волонтёров навыкам оказания помощи людям с ограниченными возможностями здоровья
Руководитель ФоРГО о политике 20-х годов XXI века
Юное поколение учеников растут патриотами своей страны
Крымская весна в литературе
Поэтическая эстафета «Зовём весну!»
Масленица у бабы Марфы
Нарушения в сфере миграционного законодательства
Тактильные книги для детей
День студента!
Волонтерство
Волонтерский отряд в действии!

Мы в социальных сетях


Подписка

Северо-Кавказские новости

Календарь новостей

Март
2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25
26
27
28
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31