Вопрос юристу

Старые письма о главном

Если посмотреть на жизнь Анатолия Ивановича Лопырина со стороны, покажется, что катилась она по ровной наезженной колее, без спадов и неудач. В войну выжил, как вернулся, сразу был принят на свою работу во ВНИИОК, стал основателем целого научного направления в биологии размножения овец... А уж награды, звания так и сыпались: ордена Ленина, «Знак Почета», Красной Звезды, медали, в том числе почетная Ломоносовская, звания лауреата Государственной премии СССР, заслуженного деятеля науки, Золотая Звезда  Героя Социалистического Труда…

В общем, судя по списку заслуг и огромному количеству опубликованных в советских и зарубежных журналах исследовательских работ (свыше 140!), жизнь доктора биологических наук, профессора А. И. Лопырина была лишена особых тревог и неожидан­ностей. Что же, обычное везение?
Начиналось все действительно довольно безоблачно.

Родился Анатолий Иванович в Нижнем Новгороде в семье служащих. Окончил Казанский ветеринарный институт в 1931 году, получив диплом ветврача. С женой и коллегой Ниной Викторовной Логиновой Анатолий Иванович уехал в Баймакский район Башкирии на практическую работу. Но еще во время учебы в институте проявилась явная склонность молодого специалиста к научной работе, поэтому не случайно менее чем через год его пригласили на работу в группу эндокринологии Азиатского НИИ овцеводства, а спустя три года (в 1934 году) – в Ставрополь, во Всесоюзный научно-исследовательский институт овцеводства и козоводства (ВНИИОК).

В те годы в нашем городе застать Лопырина было непросто: все служебное (и неслужебное) время на­чинающий ученый тратил на подготовку и проведе­ние опытов, которые большинство его коллег считало обреченными на неудачу. Как же, у самого академи­ка Завадовского ничего не выходит, а этот, вчерашний студент, туда же.
Но… получилось, и именно у него! В неполные три­дцать лет (в 1938 году) Анатолий Лопырин стал кандидатом био­логических наук, а его работа «Многоплодие овец и факторы, его обусловливающие», подготовленная по результатам опытов на каракульских овцах в Крыму, получила премию и грамоту Академии сельскохозяйственных наук на всесоюзном конкурсе мо­лодых ученых.

...После доклада в Москве - лестное предложение перейти в лабораторию Завадовского, обещание бы­строй блистательной карьеры, намеки на возможное лауреатство... Пожалуй, именно тогда впервые проявилось одно из главных свойств его характера – порядочность. Да-да, та самая порядочность, которую в те горькие, страшные годы - конец тридцатых! - редко кто мог себе безнаказанно позволить. Молодой ученый отказался предать своего научного руководителя профессора В. Половцеву, попавшую в опалу за высказывания в поддержку школы Н. Ва­вилова.

Поддержка «врага народа» дорого могла ему обой­тись. Но кто-то всесильный решил ограничиться странно мягкой для той поры мерой. Впрочем, удар по самолюбию был существенным. А. Лопырина, получившего блестящие результаты, быстро внедренные в практическое овцеводство, вычеркнули из списка лауреатов Сталинской премии, оставив  в нем автора гораздо более скромных опытов академика Завадовского. Возмущенные, сочувственные письма коллег в высокие инстанции не помогли.

Кто знает, как сложилась бы дальше судьба Анатолия и его семьи, если бы не война. Может, оказался бы он в лагерях или ссылке? Или мелкое самолюбие заслонило бы все на свете? Да нет, вряд ли, не таким он был человеком.

Из воспоминаний Нины Викторовны Логиновой.
«Анатолия вначале на войну не взяли: нужный специалист, да и зрение слабое. Но в сорок втором, когда на фронте вновь стало сложно, сидение в тылу начало его тяготить. Мне он ничего не говорил, но видела: мучается. Когда вызвали его в военкомат, отказался от брони и получил желанную повестку.
Конечно, я не стала ему возражать. А на душе кошки скребли! На руках - двое малышей, третьего последние дни донашивала… Он, видно, понял меня, пожалел, да виду не показал. Родила я перед самой отправкой на фронт. Муж успел только передачу мне передать, да  издали, в окно, на запеленатого Борьку полюбоваться, и - ушел. Тогда он видел нас всех в последний раз...»
Нет, Анатолий Иванович не погиб. Но кто знает, не проклинал ли он злосчастную гранату, что ли­шила его обоих глаз, за то, что не убила на месте? Тот ноябрьский день под Сталинградом, как он  тогда считал, поставил крест на всей его жизни.
Он никогда не рассказывал о своей фронтовой судьбе, никогда не вспоминал госпиталь, где провел больше полугода. Правда, молчание бывает порой красноречивей всяких слов. Но как узнать, почувст­вовать, что он пережил тогда? Ответить на этот вопрос нам помогут письма долгие годы, хранившиеся в семье его дочери Аллы Анатольевны. Пожелтевшие листочки,   исписанные  ровным   красивым почерком. Письма с войны. Когда читаешь письма Анатолия Ивановича, адресованные Нине Викторовне, с таким трогательным обращением - «милая, родная Нинуся», понимаешь, что эти два человека были созданы друг для друга.

В марте 1942 года А. И. Лопырин служил ветврачом в части, которая перед отправкой на фронт дислоцировалась под Лабинском. До дома было рукой подать, сердце щемило от тоски и беспокойства за родных. Известие о рождении долгожданного сына Бориса принесло и радость, и тревогу одновременно: как там Нина одна справляется с ребятишками и заботами?..

«Дорогая Нинуся!
Я уже отправил тебе письмо с одним врачом, который едет в Благодарное через Ворошиловск, но на всякий случай пишу еще. Сегодня выезжаю в Майкоп. Назначен младшим врачом в арт. дивизион. В Майкопе проживу, по-видимому, долго. Пиши почаще по адресу: Майкоп Почтамт до востребования. Я с нетерпением буду ждать от тебя писем. Назначение у меня хорошее, во всяком случае, лучше кавалерии. О зарплате еще не знаю. Очень беспокоюсь о твоем здоровье: ведь у тебя всегда через 4 дня после родов повышается температура. Береги себя и не беспокойся обо мне. Напиши подробнее о мальчике – я даже не знаю его имя: наверно Юрий? Надеюсь, что по каким-нибудь делам я сумею приехать в Ворошиловск.
Целую тебя крепко. Анатолий».
Ставропольский почтальон по несколько раз в неделю приносил  письма на улицу Громова,  16 (теперь - Ломоносова), где жила семья Лопыриных. Анатолий Иванович писал часто, подробно рассказывал о своих военных буднях, его интересовали любые подробности житья-бытья в Ставрополе. Он и на войне оставался заботливым отцом и любящим мужем, спрашивал, нормально ли питаются, беспокоился, что в письмах, которые писала 11-летняя дочка Галя, попадаются ошибки...

13/IV - 42 г.
«Работы много, хотя и бестолковой. Иногда так устаешь, что и читать не хочется».

23/IV -  42 г.
«... У нас тоже дня 3-4 была скверная погода. Один раз мне пришлось промокнуть до нитки, но все обошлось благополучно - даже насморка не схватил. Сегодня сделали прививки - немного болит спина, но вообще переношу все это легко - даже сейчас выиграл 2 партии в шахматы.
На счет приезда все до сих пор вопрос не разрешен: в Кропоткин можно ехать хоть и завтра, но, чтобы договориться о дальнейшем маршруте, начальник мой ждет момента «хорошего настроения» вышестоящих начальников. Все-таки я надеюсь, что это сбудется, и я увижу всех вас и Бориску.
Живу по-старому, то есть скучно, работы не убавляется. Новостей никаких нет, скоро ли переменим местожительства, тоже не известно. Сегодня пришло известие, предшествовавший нам квартирант нашей хозяйки умер: на всех троих нас это подействовало, почему-то узнавали, на чьей кровати он спал; пришли к выводу, что мы будем счастливее...
Сегодня мне впервые пригодилось знание хирургии. Один командир наскочил с лошадью на острие рельсы и сильно порвал кожу и мышцы. Я все зашил... Он же ходит за мной и спрашивает: выздоровеет ли лошадь...»

19/V – 42 г.
«Дорогая Ниночка!
Вчера получил твое письмо, которого ждал уже давно. Сегодня справился об отсылке аттестата. Аттестат отослан 7 апреля, но писарь по ошибке послал его не в Горвоенкомат, а в Райвоенкомат. Там ты его, конечно, разыщешь и можешь получать деньги, а если хочешь, то можешь сама перевести в Горвоенкомат. Получила ли ты мои вещи? Я их послал дней 8 назад. До июня я никуда не уеду, а потом наверно тоже далеко не пошлют, т.к. прежнее место, по-видимому, будет исключено. Я уже писал, что переехал на другую квартиру и мой теперешний адрес: Международная, 93. Квартира удобна, т.к. рядом место работы. Живу по прежнему очень скучно: редко втроем сыграем вечером в домино, а, как правило, ложимся тут же спать в 5³º. Недавно пошли на «Большой вальс». Вспомнил, как мы с тобой ходили на эту картину: я приехал из района грязный, уставший и ты меня потащила в кино. Тогда было все хорошо, а теперь и картина хорошая не радует. Вчера на занятиях видел впервые действие огнеметов и других зажигательных средств. Впечатление очень сильное. Работа идет хорошо: на днях за хорошее состояние конского состава ст. врач даже получил благодарность. Другие же части получили нагоняй.
О возможности командировки пока замолчали – все время проверки, комиссии – неудобно даже просить.
Предложили перешить шинель – это удовольствие обошлось в 100 руб. личных денег. Не хотелось, но от разговоров тоже хочется избавиться. Тут не считаются ни с чем: должен быть белый воротничок – хоть кальсоны обрезай, должны быть знаки отличия – покупай у спекулянтов, должна быть сапожная мазь – хоть сам делай.
Сослуживцами своими доволен, кроме одного – зав. аптекой. Форсистый, но весьма неумный и очень безграмотный. Недавно в книге записал «главберовая соль». Гонял его, но этим конечно грамотность не повысишь – наверно придется выгнать. Памяти не черта нет – не знает клички ни одной лошади. Родятся же такие люди. Хорошо живем с медиком, с начальником были официальны. Очень рад, что Галя одета. Как у нее идут дела с подготовкой экзамена? Что у Аллочки с коленкой? Я по ней очень скучаю, тем более что у хозяйки девочка такого же возраста и мне напоминает Алку.
Очень надоело все время быть с людьми. Сейчас пишу письмо в аптеке и нет покоя. Фельдшер все время обращается с глупыми вопросами: «Как учитывать марлевые салфетки? В штуках?» Отвечаю серьезно «В килограммах». Сначала не понимает, а затем звонко смеется. Ну, пока, целую крепко тебя и ребятишек. Анатолий.
P.S. Питаемся довольно сытно, т.к. хлеба дают вволю. На базаре все страшно дорого, и если столовая прикупает на рынке, то обед обходится не дешево. Один раз купили втроем курицу и обедали дома. Из денег, которые должен был послать тебе, осталось 250 рублей. Я боюсь не послать, т.к. тогда придется или продавать часы или не ходить в столовую. Черт знает, как трудно жить без приработка. Тебе я знаю тоже трудно, но ты продай какие-нибудь мало необходимые вещи, скоро у меня расходов никаких не будет, да и получать буду больше.
Погода здесь стоит изменчивая, но уже в шинели дождь не страшен… Еще раз целую тебя крепко и прошу беречь себя. Возможно, я все-таки приеду. Анатолий».

6/VI – 42 г.
«Милая Нинуся!
Пишу тебе с дороги. Еду в Сталинград и дальнейший мой путь пока не известен. Устроились в вагонах, предназначенных для моих пациентов, но устроились довольно комфортабельно: можно спать и сидеть. Харчи есть, табак есть, а больше ничего и не надо. Вчера ночью выходил на Кавказскую и помахал Ворошиловску рукой. Завтра рано утром буду в Сталинграде и оттуда напишу, если будет сообщить что-нибудь нового. Перед отъездом я тебе писал, надеюсь, ты получила письмо, и не будешь писать по старому адресу. Я жив, здоров, чувствую себя хорошо, конечно скучаю о вас. Алка мне снится каждую ночь, а сегодня и ты приснилась – нарядная и в широкополой шляпе. Я все беспокоюсь о вас – как вы живете, не погиб ли ваш огород от града. Пишите мне по адресу: Полевая почтовая станция 1966 Артполк 1037 ветчасть. Кончаю, т.к. и писать не о чем и хочу успеть бросить письмо. Целуй наших милых ребятишек. Целую крепко тебя. Привет всем. Анатолий».

8/VI – 42 г.
«Милая Нинуся!
Пишу тебе со станции, где мы остановились. Это в 70-80 километрах от Сталинграда. Здесь поживу еще, но, сколько времени не знаю. Далеконько от дома уехал, сюда письма будут доходить не скоро. Ехали четверо суток. Все изрядно устали от лежанья на голых досках и от скверного питания (камса, сухари и жиденький суп). Я еще догадался купить перед отъездом яиц и не так «пострадал», а многие уже за живот схватились. Как только выехали за Кавказскую, так ни на одной станции ничего не продают, не знаю, правда ли, но говорят, что в этой местности яйца 120 руб. десяток. Я же думаю, что их вообще не купишь. Мы должны бы сейчас питаться лучше, т.к. полагается так называемый  «фронтовой паек». Посмотрим дальше.
Нинуся, я о вас все время думаю и беспокоюсь. Свой адрес я сообщил давно, надеюсь, что ты уже написала мне. Пиши почаще. Я напишу, как только окончательно устроюсь. Целую крепко тебя и ребятишек. Берегите себя. Анатолий.
P.S. Здесь все спокойно, даже спокойнее чем на старом месте».

12/VI – 42 г.
«Милая Нинуся!
Доехал до места благополучно. Сейчас работаю в маленьком поселке в 150 км от Сталинграда (станция Арчеда, Фроловского района). Сегодня приехал на один день в Сталинград в служебную командировку и ночью выезжаю обратно. Думаю поработать здесь числа до 20 июня, а затем выеду в другое место. Сам я живу хорошо, здоров и обо мне не беспокойся. Пациентов у меня все еще мало и не исключена возможность, что я повременю с дальнейшим отпуском. В Сталинграде не совсем спокойно, жизнь очень дорогая. Я же живу вполне прилично и ни в чем не нуждаюсь. Очень скучаю обо всех вас и беспокоюсь за ваше здоровье. Такой дешевой жизни, как в Ворошиловске не найдешь: здесь, например, молоко 60 руб. литр, яйца – 100 руб., а мука 1300 руб. … Пиши почаще, ты знаешь как мне дороги ваши письма, а в особенности сейчас. Передала ли ты письмо Яковенко и сделала ли ты что-нибудь? Целуй Галю, Алку и Бориса. Привет всем. Целую крепко. Анатолий».

16/VI – 42 г.
«Дорогая Нинуся!
Сегодня отправляюсь дальше, километров за 100. Граня остался получить еще лошадей. Я жив и здоров, чувствую себя хорошо. Питание, правда, неважное, но ребята у нас подобрались смышленые, и мы покупаем всеми путями и подкармливаемся дополнительно. Погода здесь стоит жуткая: каждый день не ливень, так град. По улицам текут реки воды, бредешь – выше колен.
Я тебе посылал много писем, но от тебя ничего не получал. Думая, что в этом виновата не ты, а почта. Теперь, наверно, я буду от вас получать письма раз в год и от этого становится не по себе.
Жизнь конечно неудобная. Часто приходится спать не разуваясь, иногда и не помоешься, едим в шесть ложек из одного котелка. Недавно на походе нас чуть не заели комары ночью. Но, в общем, ко всему привыкаешь. Хорошо, что мало приходиться ходить пешком – это в условиях дождливой погоды удовольствие небольшое, тем более что на себя приходиться навьючивать изрядное количество предметов. Экипирован я хорошо: крепкие сапоги, новая шинель, а кроме того достал себе брезент и попону суконную. Так что дождь в пути мне не страшен. За меня вообще не беспокойся – и раньше не пропадал, а теперь и вовсе приспособляться привыкнешь…
Милая Нинуся, как мне хочется получить от вас хоть одно письмо. Пишите почаще… хоть 10% из посылаемых писем будет доходить до меня.
С нового места, где я, по-видимому, задержусь, напишу еще. Пока же кончаю. Крепко тебя целую и желаю здоровья. Целую наших милых девочек и Бориса. Привет всем.
Анатолий.
На всякий случай напоминаю тебе свой адрес: Полевая почтовая станция, 1966, 1037 Артполк ветчасть».

Читайте дальше в блоге библиотеки "Доступное чтение".

Прием в в школу ребенка лиц без гражданства
Отсутствие паспорта и прописки
Получение детского пособия матерью либо отцом
Получение российского гражданства при наличии высшего образования в России
Права на ребенка в случае развода
Необоснованно выданный паспорт в КЧР
Ставропольская краевая библиотека для слепых и слабовидящих имени В. Маяковского в четвёртый раз станет участницей ежегодной общероссийской акции «Дарите книги с любовью»
Ставропольская краевая библиотека для слепых и слабовидящих имени В. Маяковского приглашает всех жителей города и края к участию в создании озвученной книги «Мои сражались за Родину»
Бриллиантовая свадьба наших читателей
В Ставропольской краевой библиотеке для слепых и слабовидящих имени В. Маяковского проведена беседа с элементами тренинга «Только без паники»
Делимся опытом с коллегами
Константин Костин: Голосование по политическим поправкам – голосование о доверии Путину

Мы в социальных сетях


Подписка

Северо-Кавказские новости

Календарь новостей

Февраль
2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27
28
29
30
31
22
24
28
29
1