Вопрос юристу

Новости: PRO жизнь



Личная история журналистки о родах в роддоме при Городской клинической больнице №4 Ставрополя, где в июне бросили умирать роженицу

Трагическая история смерти роженицы – мамы троих детей - в роддоме при Городской клинической больнице №4 Ставрополя вызвала широчайший общественный резонанс. SK-NEWS.RU писал, что молодая женщина истекла кровью, оставленная медперсоналом без присмотра после операции, прошедшей под общим наркозом. Расследование контролирует лично глава краевого следственного комитета Игорь Иванов.

Своими далеко не радужными воспоминаниями о пребывании в данном лечебном учреждении делится в ФБ молодая мама, талантливая журналистка Юлия Хороших. Ее рассказ подтверждают и другие комментарии. Вместе с тем, никто из пишущих не отрицает, что есть еще хорошие врачи, врачи от Бога.

 

"Я несколько раз садилась писать об этом. И каждый раз текст получался то излишне физиологичным, то слишком личным, то чересчур эмоционально окрашенным, то был похож на обвинительную речь в суде. В конце концов, я решила отпустить эту ситуацию, простить и забыть. Но вчерашняя новость о том, что в четвертом роддоме Ставрополя умерла женщина после экстренного кесарева сечения, заставила меня вернуться к этой истории и вновь пережить то, что со мной произошло там же этой весной.


И я решила её дописать, потому что об этом нельзя молчать. Потому что не говорить об этом нельзя. История все равно получилась очень личной и слишком длинной.


Территориально, по прописке, рожать я должна была в 4 роддоме. О нем говорили много хорошего, но подсознательно мне почему-то туда не хотелось. Это позже я поняла, что в таких важных вопросах к себе нужно прислушиваться. Я не могла привести ни одного убедительного довода, почему не там, но не хотелось. Поэтому я рассматривала два других варианта – это новый перинатальный центр или роддом Михайловска. Но в начале февраля я узнала, что последний закрывается на мойку на целый месяц, а по перинатальному бродит внутрибольничная инфекция. Поэтому в марте уже не думала, куда мне ехать рожать. Только в «четверку».


Вообще, надо сказать, что когда женщина попадает в роддом, она становится сильно слабой и уязвимой. От нее уже мало, что зависит. И врачи этим пользуются. Такого количества хамства и равнодушия я не встречала в своей жизни никогда. За день до роддома у меня начался насморк. Я с ужасом представляла, как буду рожать без нормального дыхания, и надеялась, что успею его вылечить. Но тянуть было некуда. Поэтому там меня сразу определили в блок, где находятся все простуженные, роженицы без обменных карт, ВИЧ-инфицированные и прочие. Расселяют по диагнозам. У меня ОРВИ - мне в соседи такую же.


Когда у меня отошли воды, я побрела на второй этаж к дежурному врачу. Меня посмотрели, взяли анализ и сказали, что пока я не «в родах». Отправили на КТГ. Схватки все усиливались, и час на этом аппарате показался вечностью. Тогда я ещё не знала, что лежать так мне предстоит всю ночь. Только уже в родзале. Пришли результаты анализа и подтвердилось, что это и правда были околоплодные воды вопреки выводам врачей. Меня собрали по всем правилам и отвели в родзал. По дороге акушерка спросила меня, приедет ли ко мне врач. Я сказала, что нет, и она тут же потеряла ко мне интерес.
О необходимости заранее договориться с врачом меня предупреждали многие, в том числе, наблюдавший меня гинеколог в 6-й поликлинике. Я долго размышляла, но решила этого не делать, для меня это был не вопрос денег, а вопрос профессионализма. Поскольку не вчера родилась, я понимала, что буду потом врача непременно благодарить. Но по факту. Мне смутно представлялось, как какой-то доктор в ночи приезжает принимать у меня роды, потому что за все «уплочено». Тогда мне казалось, что так не бывает. А вдруг что-то случается во время родов и выясняется, что роды принимает врач, у которого вообще сегодня выходной и что он тут делает тогда? Это сейчас я понимаю, что в таком тесном сообществе, как медицина, всему найдется объяснение и прикрыть они могут любой зад.


В родзале меня встретила другая акушерка. Я в маске, потому что насморк. Она – сама любезность. Укладывает меня на кушетку, подключает к аппарату, диктует свой номер телефона и уходит. Я остаюсь одна…

За все это время врач зашла ко мне только один раз, сказав, что раскрытие всего 2 см, она ушла навсегда. Я пыталась ей сказать, что воды отошли уже давно, что боли уже дикие, но ее это мало интересовало. Тогда я думала, что так и должно быть. К утру между схватками я даже умудрялась отключаться. В 6.30 акушерка зашла ко мне, сказала, что уже едва ли их бригада будет принимать у меня роды. Собрала сумку, повесила ее на гвоздь. Поставила телефон на зарядку и снова ушла.

 То есть, позвонить ей я уже не могла. Впрочем, мне и не хотелось. Я мысленно готовилась к смерти. Таких диких болей мне терпеть еще не доводилось.
В 7.45 они ушли. Сказали, что после планерки придет другая смена. Схватки повторялись уже каждые две минуты. Новая бригада явилась только 8.30. После планерки. В тот момент я как раз пришла в себя и мучилась с очередными схватками. Я даже удивилась их приходу, потому что к тому времени мне казалось, что я уже минут 10 как умерла.


Новая бригада, осмотрев меня, сразу насторожилась. Врач уставилась в монитор, транслирующий сердцебиение малыша и что-то там ей определенно не нравилось. Около 10 часов утра передо мной материализовалась заведующая родильным отделением и ткнув мне в нос целый рулон исследований КТГ, сказала: «Вы видите, что между схватками сердце ребенка бьется ровно, в схватках скачок вниз. Ритм сильно замедляется. Вы понимаете, что это значит? Это значит, что если мы сейчас срочно не сделаем операцию, ваш ребенок умрет. Кесарево сечение – единственный ваш шанс родить живого и здорового ребенка».


А надо сказать, я очень сильно хотела родить сама. Мой сын не принимал нужное положение в утробе до 38 недель, и все медики прочили мне операцию. На последнем УЗИ мне сказали: предлежание головное, родите сами. И я успокоилась. А тут кесарево стало необходимостью. Я согласилась и меня покатили в операционную. В 10.05 я оказалась там, а в 10.14 уже родился мой сын. Я этого не помню, потому что находилась под общим наркозом. Ребенка не прикладывали к груди, а сразу унесли в детскую реанимацию. Гипоксия. Безводный период 10 часов.
В себя я пришла уже в реанимации в районе обеда. Я помнила, что меня будили в операционной и сказали, что я родила мальчика. Даже там, под наркозом, эта фраза показалась мне нелепой. Потому что операция – это не роды. Но спросить подробности у меня не было сил. Я снова отключилась. Когда в реанимации я пришла в сознание, ко мне пошли пешие и конные, говорили про прививки для малыша, толкали на подпись какие-то бумажки, согласия. А я не могла говорить, кислородная трубка повредила мне трахею.


В то утро в 8 часов мне звонили мама и муж. Они знали, что я в родзале готовлюсь к естественным родам. Потом батарейка в моем телефоне села. Уже в реанимации, после 12 дня, я попросила шепотом медсестру подключить к зарядному устройству мой телефон и дать мне трубку. О том, что я родила, и как это случилось, родным мне пришлось рассказывать письменно в Воттсапе. Сил и голоса не было. Но я была жива и ответить на их вопросы, почему вдруг кесарево, почему под общим наркозом – потому что экстренно и нельзя было терять ни минуты – я могла. А та женщина, которая умерла, она уже ничего не успела объяснить своей семье. И если бы тогда на операционном столе я не выжила, у моих родственников тоже бы остались вопросы, на которые бы никто никогда не ответил.


Я видела своими глазами как равнодушие и непрофессионализм медперсонала 4-го роддома, так и реальных врачей от Бога, которых, к сожалению, гораздо меньше. Теперь я понимаю, что это хорошо, что меня в итоге прооперировала другая бригада, а не та, которая за всю ночь мной так ни разу и не заинтересовалась. Но я до сих пор не понимаю, почему 10 часов безводного периода доктора даже не смутили, и она спокойно сдала смену и ушла, оставив меня одну почти на час утром. Почему в документах, которые я получила при выписке, мне написали многоводие, которого ни одно УЗИ не показало, и его не было. Это я точно знаю. Почему количество безводных часов они считают с того момента, когда я вошла в родзал, а не с того момента, когда воды реально отошли. И еще много-много чего не понимаю.


Но на этом мой личный ад там не закончился. После перевода из реанимации в обычное отделение, малыша мне так и не отдали, пугая то одним, то другим диагнозом, которые, к счастью, не подтвердились, но это потом. А на следующий день после операции я бегала со своим горем по этажам, забыв про шов и про боль, и про все это. Ночами в пустой палате того же блока, я молилась за своего сына и рыдала, не понимая за что мне все это. И как такая благополучная беременность, могла закончиться такими тяжелыми родами и операцией. И почему мой малыш в реанимации? Я винила себя в том, что не смогла родить сама.


Мои страдания прекратила врач, которую Бог, а никто иной, послал мне в послеродовом отделении. Застав меня однажды в слезах, Алла Викторовна сказала мне: «НИКОГДА не нужно оплакивать своего живого ребенка. Пусть все вокруг говорят что угодно, а ты верь и повторяй: с моим малышом будет все хорошо! Ты даже не представляешь, какая сильная связь сейчас между тобой и сыном. Если ты плачешь, то и ему плохо!». Когда она ушла, я пообещала себе, что больше не буду плакать и не дам врачам ни одного шанса еще раз сделать нам больно.
Окончательно подкосил мою веру в наших врачей разговор по телефону с молодым неонатологом, который в день выписки не сразу понял, что ему надо мне именно сегодня отдать ребенка и ушел с работы. Я его за это не осуждала, заработался человек. Он, и правда, всегда был там. И вот он мне говорит: Я понимаю, что вас выписывают сегодня. Но пойдите мне навстречу, я полтора суток был в больнице. Я устал. Без меня малыша никто не выпишет!». И если бы на этом он остановился, я бы успокоилась и дождалась следующего дня. Но он продолжил: «Пожалуйста, пойдите мне навстречу. Ведь я же пошел вам навстречу, когда СПАС ВАШЕГО РЕБЕНКА!!!».


Я даже теперь не могу передать, насколько сильно меня поразили его слова. Оказывается, мне пошли навстречу. То есть, это не его работа, не его призвание, не его обязанность даже. Он так, мимо проходил и спас малыша, пойдя навстречу незнакомой тёте. И я до сих пор надеюсь, что он с устатку что-то не то ляпнул. Потому что представить, что врач говорит такое осознанно, действительно страшно.


И я не говорю сейчас, что все врачи – плохие, они такие же люди, как и все мы. Вот есть плохие журналисты, архитекторы, учителя. А есть плохие врачи. И мне пришлось с ними столкнуться. Я не говорю, что женщина, которая умерла в ставропольском роддоме, обязательно умерла по их вине, но я вполне это допускаю. Потому что про платные роды все говорят там в открытую, потому что каждую третью роженицу увозят на кесарево. Что вдруг случилось с народом? Все женщины массово неожиданно рожать разучились? Я, конечно, догадываюсь, почему это может происходить. Например, система родовых сертификатов позволяет роддому получить за операцию куда больше денег, чем за естественные роды. Но мне трудно представить, как это можно делать специально.


Еще раз повторю, что я не надела белое пальто и не отошла в сторону с гневной клеветой. Если я заболею, я все равно пойду к врачам. И не только потому, что больше не к кому. Просто потому что по-прежнему им доверяю. Я верю, что коммерциализация медицины еще не достигла своего дна, и хорошие люди в этой профессии будут всегда. Я умышленно назвала имя только того врача, который оказался для меня настоящим спасением и не называю тех, кто наоборот. На это есть две причины: первая - я не специалист и действительно могу ошибаться. Вторая: я знаю, что все мы обязательно платим за свои ошибки и грехи. И они тоже когда-нибудь за это ответят. Что же касается вчерашней новости, то я уверена, что врачи найдут объективную причину смерти женщины, и никто как всегда не будет виноват. Дай Бог, если это действительно так. Но если это не так, то мне бы хотелось, чтобы они хотя бы прекратили тот ужас, который там творится. Нельзя брать деньги за то, чтобы «хорошо прошли роды». Они и так обязаны сделать все, чтобы роды прошли хорошо. Нельзя продавать нам наших же детей. За 25 гребаных тысяч. Нельзя считать себя безнаказанно свободным на той территории, где никто, кроме них ничего не понимает. Однажды такое поведение дает осечку. Как случилось на этот раз. Возможно…


Прочитав вчера эту новость и начав разбираться в деталях, я подумала о том, что рано или поздно это должно было случиться именно в этом роддоме.

К сожалению, это произошло даже раньше, чем я ожидала. Увы, это было неизбежно.

«Аннушка уже разлила масло»…


Комментарии

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Благотворительный проект «Дари еду!» ищет партнеров в Ставрополе среди НКО для помощи продуктами питания людям в сложной жизненной ситуации.

Активный популяризатор природного земледелия Борис Андреевич Бублик в условиях Харьковской области, когда был жив, сажал чеснок в интервале с 15 по 25 сентября, пересказывает  SK-NEWS.RU видеосюжет, прикрепленный ниже.

Международный научно-образовательный проект «Искусство ведения переговоров, дебатов, публичных выступлений в мультикультурной среде» - ProОраторство, реализуемый общественной организацией из Невинномысска, назван в числе наиболее успешных, и медийных проектов из поддержанных Фондом поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова, сообщает SK-NEWS.RU .

ЭМ-препараты Стимикс и Фитостим, родом из Невинномысска, закладывают базу здоровья нашего сада и огорода, но тонкости их применения плохо знакомы дачникам и владельцам личных подсобных хозяйств, констатирует SK-NEWS.RU и старается исправить ситуацию.

В этом году дорога, проходящая по красивейшей Суканской теснине в Кабардино-Балкарии, наконец-то была восстановлена после схода мощного селя, снесшего бетонные мосты, рассказал  SK-NEWS.RU постоянный автор – издатель и краевед из Нальчика Виктор Котляров.

Август. Пришла пора подводить итоги моих огородных экспериментов-2018. Первый из них по сверхранней посадке (5 апреля) рассады под укрывной материал в надежде на южную весну не оправдал себя совершенно, признается автор SK-NEWS.RU .

Дачники Северного Кавказа немалую часть урожая теряют из-за повреждения гусеницами, утверждает SK-NEWS.RU . Срываешь зарозовевший, закрасневший красавец-помидор, а его уже начал кушать противный зеленый червяк.

Примите участие в итоговом голосовании проекта «Великие имена России»
Фестиваль «Единство разных в многообразии культур» прошёл в Кисловодске
Обращение в государственные органы
От результатов к новым горизонтам планирования
Осенние шаги добра
Забота в рамках акции «Успей сказать «Спасибо!»
Наследники великих мастеров
Регистрация на портале гос. услуг
Иностранные граждане в РФ должны работать законно
Примите участие в конкурсе на соискание премии Союза молодёжи Ставрополья им. А. И. Скокова
Приглашаем на мероприятия библиотеки в ноябре 2018 г.
Библиотека в системе социокультурной реабилитации людей с дисфункцией зрения

Видео лента

Мы в социальных сетях


Подписка

Северо-Кавказские новости

Календарь новостей

Ноябрь
2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29
30
31
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
1
2