Вопрос юристу

Новости: PRO жизнь



Необычные явления в КБР: Огромный метеорит из далекого прошлого

Просматривая дореволюционные архивные публикации, натолкнулся на заметку «Редкой величины аэролит», опубликованную в малотиражном издании «Записки Ростовского-на-Дону Общества истории, древностей и природы» (Том 2, 1914, с. 336). Заметка представляет несомненный интерес, так как ее автор – известный историк, писатель, журналист Евграф Петрович Савельев, написал sk-news.ru этнограф и издатель из Нальчика Виктор Котляров.


1. Забытая заметка в «Памятной книжке»

Надворный советник, делопроизводитель областного правления Войска Донского Евграф Савельев в 1913 году по делам службы побывал в Нальчикском округе, о чем и свидетельствует опубликованная им заметка. Вот ее содержание: 

«Близ станции Котляревской ж. д. (в верстах 10 от нее, если ехать на мост через р. Терек) на земле Калмыкова, в зарослях кустарника лежит редкой величины аэролит, неизвестно когда упавший; по крайней мере местные старожилы кабардинцы не помнят его падения.


Камень лежит в яме, во вдавленной им в поверхности земли впадине, глубиной около 2 аршин, выходя наружу до 1/2 аршина. Сколько его лежит в земле – неизвестно, но, судя по силе падения и скорости, с какой падают эти камни, надо полагать, не одна и не две сажени; одним словом, несколько десятков тысяч пудов.


Видимая наружная часть аэролита, имеющая в поперечнике, у основания, около трех аршин, овальной формы, покрыта тонкой черной коркой, местами как бы застывшей от плавления. Внутреннее строение камня, судя по отбитому с большим трудом куску, зернисто-губчатое, сероватого цвета, чрезвычайно упругое и дает при ударе молотком целый сноп голубоватых искр. Это чистое метеорное железо с механической примесью других космических веществ.


Аэролит этот, видимо, никем еще не исследован, а потому и достоин тщательного изучения специалистами. Быть может, он окажется одним из величайших доселе известных аэролитов земного шара».


Аэролит – это устаревшее название каменного метеорита (камня космического происхождения). Никаких сведений о нем в архивных источниках больше не встречается. Отсюда можно сделать следующий вывод. Так как в год опубликования заметки началась Первая мировая война, далее произошла Октябрьская революция, то, с большой степенью вероятности, можно говорить о том, что означенный камень остался на том же самом месте, где и находился. В первую очередь в силу своего огромного веса. Ведь, если, к примеру, он весил 20 000-30 000 пудов, а 1 пуд равен 16 кг, то вес камня  320-480 тонн. Неподъемная махина не только для техники тех лет, но и нынешней.


Аршин – мера длины, равная 0, 71 м, следовательно, метеорит находился в 1913 году на высоте не более одного метра над землей, а с годами мог опуститься еще ниже и оказаться полностью скрытым растительностью. Автор заметки оставил примерные ориентиры нахождения аэролита (будем придерживаться его терминологии). Известно и то, где располагалось хозяйство землевладельца Нальчикского округа Василия Емельяновича Калмыкова (1859-1922), на земле которого лежал необычный камень.


Появилось желание найти его, дабы выяснить, метеорит это или нет. Если подтвердится последнее, данный артефакт станет местом притяжения многих людей, будет способствовать популяризации достопримечательностей Кабардино-Балкарии.


И чтобы не откладывать дела в долгий ящик, я договорился об облете интересующего участка на вертолете. 


2. Мне сверху видно все...

В простоте данного Савельевым описания таится немалая сложность. Станция Котляревская – здесь все понятно. С расстоянием – десять верст (верста - это чуть больше километра, а если быть уж совсем точными – 1 067 м) тоже все ясно. Как будто есть и еще одна подсказка: «если ехать на мост через реку Терек». Но где был этот самый мост в 1914 году? И еще: один он был или нет?


С последним вопросом мы разобрались быстро: мостов имелось два: один для гужевого транспорта и нам не интересный, второй – железнодорожный. Причем он находился рядом с тем, что действует и сегодня; сохранились даже старые опоры.


Тогда где же конкретно? Если до моста, то получается, что примерно в районе станицы Котляревской. Но о десяти километрах здесь говорить не приходится – расстояние куда меньшее.


Если за мостом, то населенных пунктов (в разных направлениях) сразу несколько – Джулат, Куян, Арик…


Какой нужен нам?

Для начала решили опросить старожилов. И начали с той же Котляревской, где проживает бывший председатель колхоза «Красная нива» Михаил Михайлович Клевцов. Уйдя на пенсию, он занялся историческими разысканиями и за достаточно короткое время написал семь книг, практически не оставив в истории родных мест, привязанного к ним терского казачества белых пятен и неизвестных имен. Чего стоит хотя бы его монументальный труд «Родословные коренных котляревцев» (700 страниц большого формата!), написанный вместе с супругой Лилией Касимовной.


Настоящий гражданский подвиг и последняя работа – «История станицы Котляревской»: исследователем собраны сотни материалов о станице и станичниках, введено в научный оборот множество документов. Все книги Михаил Михайлович издает за свой счет – спонсором выступает его сын, живущий в Москве.


Когда руководитель администрации Майского района Александр Кислицин, с которым мы ездили по полям Майского района в поисках аэролита, предложил заехать домой к Клевцовым, я засомневался. Был в курсе, что нынешний год не самый радостный для ветерана. Коварная болезнь подкралась незаметно, речь шла о жизни и смерти. Пришлось ампутировать ногу. Поэтому и не хотелось лишний раз беспокоить. Но, как оказалось, кроме Михаила Михайловича обратиться было не к кому.


Встретил он нас по-казацки – радушно, хлебом-солью. Уныния – ни в одном глазу, наоборот – планы на будущее.


Но, к сожалению, о метеорите он ничего не слышал. Более того – ничего ему не было известно о землевладельце Калмыкове, на земле которого лежал (лежит?) этот таинственный камень. Значит, земли эти находились не в окрестностях Котляревской и вероятнее всего даже не в Майском районе. Следовательно, «ехать на мост» в понимании автора заметки об аэролите подразумевало направление, и искать надо за мостом.


Но посещение Михаила Михайловича не было напрасным. Мы все вместе, включив его компьютер, еще раз изучили гугловские космические карты местности и убедились – идем в правильном направлении. Тем более, что в этом случае история с метеоритом стала подтверждаться и народной молвой. 


А пока появилась возможность пролететь над этими местами на вертолете. Дело в том, что в курсе наших поисков оказался Руслан Панжоков – в прошлом профессиональный гражданский летчик, продолжающий и поныне летать, но на вертолетах. У него есть вертолетная кампания из шести машин, местом базирования которых является аэродром под селением Кишпек.


Руслан и предложил совершить такой облет. С одной стороны, визуальный осмотр не помешает, а может и выявит что-то. С другой – можно задействовать технические средства, в частности, магнитометр. Последние цифровые разработки этих приборов отличаются от обычных компасов как машина от телеги. В частности, феррозондовый магнитометр-градиентометр позволяет делать 10 тысяч измерений магнитного поля в секунду, производить их статистическую и математическую обработку, фильтровать ненужные аномалии (металлический мусор) в любом количестве и масштабе.


Полет состоялся уже на следующий день после предложения Руслана. После выполнения всех формальностей, а их великое множество в вертолетном деле, мы выдвигаемся в сторону Кишпека.


Руслан запрашивает погоду и, услышав, морщится: солнце солнцем, но в интересующем нас районе - густая облачность. Тем не менее взлетаем. Причем легко, мягко; если бы не гул моторов, можно было бы посчитать, что едем на автомашине.


Действительно, над всей территорией, где предположительно может находиться аэролит, сплошная облачность. Местами, правда, она расходится, но в этих «пятнах» ничего интересного не заметили. За исключением ямы, своими очертаниями напоминающей кратер.


Так что с визуальным осмотром мы, извините за каламбур, пролетели. Но, тем не менее, зафиксировали координаты двух точек, где в ямах находятся какие-то объекты.

Теперь предстоит осмотреть их, так сказать, вживую. Тем более, что подоспели и запрошенные в Государственном архиве КБР данные о том, где располагались земли Калмыкова…


3. Метеоритовладельцы Калмыковы

…Калмыков – фамилия знаковая, сама за себя говорящая. До сих пор ломаются копья относительно того, на каких весах взвешивать сделанное главным большевиком Кабардино-Балкарии. С одной стороны, огромная созидательная работа по вытаскиванию местного населения из феодального болота, с другой – неисчислимое количество душ, отданных молоху новой власти, яростным адептом которой он был.


Наш рассказ тоже о Калмыкове, но не революционере, а землевладельце, причем достаточно крупном. Был такой до революции в Кабардинском округе – Василий Емельянович Калмыков. Но, будем честными, кто из читающих эти строки слышал о нем? Тем более знает, кем он был? Да и мы вспомнили эту фамилию только потому, что невиданной величины аэролит, о котором рассказано в последних номерах «Газеты Юга» (10, 17 декабря), лежал, как сообщалось в «Записках Ростовского-на-Дону Общества истории, древностей и природы», «на земле Калмыкова».


И чтобы найти метеорит, надо выяснить, где находились угодья землевладельца. Самый простой способ – запросить имеющиеся документы в Архивной службе КБР. Это по нашей просьбе сделала архивист Наталья Бальжатова.


Документов оказалось немало, и в целом ряде присутствовала интересующая нас фамилия. В частности, в «Списке владельцев частных земель и количестве отмежеванной им земли за 1910-1914 гг.», в «Алфавитной книге владельцев земли за 1915 г.», в «Списке скотопромышленников, проживающих в районе 4-го участка Нальчикского округа за 1915 г.». 


Сам собой возник вопрос, каким образом в Нальчикском округе оказались братья Калмыковы? И вот что выяснилось. Отец братьев – Емельян Васильевич Калмыков проживал в Таганроге. В начале второй половины XIX века вместе с многочисленной семьей он был выслан на Кавказ по религиозной причине. Дело в том, что Калмыковы были молока́не. Напомним, что это не только разновидность духовного христианства, но и особая этнографическая группа русских. В Российской империи молокане были отнесены к «особенно вредным ересям» и достаточно долго преследовались властью.

В 1850-х годах Е. В. Калмыков обосновался в селении Бароково, которое относилось на тот момент к станции Котляревская Владикавказской железной дороги. В 1859 году у него родился сын Василий.


Василий Емельянович Калмыков (1859-1922) человеком был весьма интересным, о котором стоит знать и помнить, ведь он родился и большую часть своей жизни прожил на нашей земле. Работящий, как и все Калмыковы, он даже в пожилые годы трудился в хозяйстве от рассвета до заката. Его руки не чурались самой черновой работы – на земле ли, со скотом ли – справлялся так, что любо-дорого было посмотреть. Богатство, нажитое ежедневным трудом, ничуть не изменило его отношение к крестьянскому труду, не подвигло к бездельничанью.


Так же он воспитывал и своих детей, а было их у Василия Емельяновича с Татьяной Захаровной десять (по другим данным девять) – Иван, Полина, Василий, Елена, Яков, Дмитрий, Вера, Федор, Илья и Надежда.


Работали все, включая самых младших. Девочки не только обучались швейному мастерству, но и наравне с парнями могли справиться с упряжью лошадей. Барство не то что ни приветствовалось, а наказывалось. Семейное предание сохранило следующий эпизод. Как-то Василий Емельянович вернулся из Ирана, где семье принадлежала недвижимость, и, естественно, привез всем подарки. Младшей дочери – платье, да вот фасоном не угодил, да и ткань не понравилась («колется мол», фыркнула папина любимица). 


Отец не стал оправдываться, молча отобрал платье и позвал в дом дочку наемных работников. «Как тебе, платье? – спросил, и получив ожидаемый ответ, протянул обновку девочке: «Бери, оно твое». К этой теме больше не возвращались; родная дочь осталась без платья, но урок извлекла на всю жизнь: цени, что есть, право на каприз нужно заслужить не характером, а отдачей. Впрочем, никакие капризы не поощрялись и выросли дети Василия Емельяновича трудолюбивыми, ответственными, уважительными к труду и людям труда.


Заняты были в коневодстве (разводили племенных лошадей) и овцеводстве, на мельнице и маслобойке, кирпичном и черепичном заводах, торговали зерном, перегоняли лошадей в Турцию и Иран. И отнюдь не все складывалось благополучно – по семейным преданиям один из сыновей в подростковом возрасте погиб (был застрелен) в горах при перегоне скота. Другой, спасая брата, утонул. Третий, будучи в Иране, подхватил инфекцию и с болезнью не справился. Там и похоронен по православному обряду. Умерла в девичестве и одна из дочерей.


Все Калмыковы учились, окончили гимназии, которые давали среднее образование, а двое (старшие сыновья) – Московский коммерческий институт, ныне известный как Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова.


Интересно и то, что все Калмыковы обитали все вместе. Здесь Василий Емельянович был категоричен и тверд: «Пока я жив, будете жить, как поселил – все под одной крышей».


Из вышесказанного кое-кто может сделать вывод, что для В. Е. Калмыкова не существовало ничего кроме работы. Это абсолютно не так. Был он заядлым театралом, более того, театральные постановки в калмыковском доме осуществлялись постоянно. Причем заняты в них были практически все дети, а Василий Емельянович выступал в роли ведущего. Опираясь на трость, он занимал место около импровизированной сцены и вел очередной спектакль.


А еще он был большим любителем цветов. Не припомнят случая, чтобы из своих многочисленных поездок, в том числе за границу он не привозил семена и черенки необычных растений, высаживал их и заботливо ухаживал.


Что еще известно о нем? В кругу его знакомых были весьма известные личности, в частности, знаменитый русский промышленник и предприниматель Матвей Сидорович Кузнецов, чьи непревзойденные фарфоровые изделия столь ценятся сегодня. В. Е. Калмыков, как землевладелец Нальчикского округа, был допущен к выборам в Государственную думу (1906), являлся почётным блюстителем Тамбовского хуторского общества во Владикавказе, членом совета Терского общества сельского хозяйства и сельхозпромышленности (1911-1912). Жил Василий Емельянович на несколько домов – помимо Бароково и Владикавказа имелся у него дом на четыре семьи и в Нальчике. Будто бы даже сохранился и по сей день, но где он находиться и так ли это на самом деле, выяснить не удалось


А еще у Василия Емельяновича было три брата: Яков, Дементий, Иван и сёстры, о которых ничего неизвестно. Все – молокане, причем истовые: собрания посещали регулярно, вере своей не изменяли.


В 1921 году умерла супруга В. Е. Калмыкова – Татьяна Захаровна, о которой известно, что она знахарствовала, причем весьма успешно. Но приходилось ей это делать втайне от мужа, который подобное занятие не приветствовал, более того – запрещал.

Ушел Василий Емельянович Калмыков из жизни через год после супруги – в 1922-м.


Вот на чьих землях лежал аэролит, поисками которого мы занимаемся. Но где же находились эти земли? Вероятно там, где располагался его хутор, а он, согласно Терскому календарю за 1908 год, был приписан к 4-му участку (ст. Муртазово, Владикавказ. ж. дор.) и относился к Бороковскому сельскому правлению. И тут мне стало ясно, где надо искать. Ведь Бароково – это нынешнее селение Арик Терского района, от жителей которого я не раз слышал об упавшем некогда в этих местах метеорите. Слышать то слышал, но никак не соотносил, что арикский метеорит и тот, что описан Евграфом Петровичем Савельевым, суть одно и тоже.


4. Арикский феномен

О том, что в окрестностях селения Арик лежит метеорит, я услышал много лет назад. Если не путаю, еще в семидесятых годах прошлого века, когда работал в республиканской «молодежной» газете. Но слухи эти были какие-то, выразимся так, несерьезными что ли; говорилось об этом с определенной долей юмора: лежит и лежит себе камень, упавший будто бы с неба, никому не мешает, дела до него никому нет. Но вот где именно лежит, и на самом ли деле это метеорит как-то не задалось узнать.


Вспомнил я о метеорите только через пару десятилетий, когда начал разрабатывать тему необычных явлений, происходивших на территории Кабардино-Балкарии. Приехал в Арик, завел разговор о «небесном госте» и меня сразу поняли, и ничего не переспрашивая и не уточняя, отвезли на окраину селения, к карьеру. Здесь на склоне лежал и лежит каменный валун, покрытый словно бы обгоревшей коркой. Размеры его совсем небольшие, точно определить затруднительно, так как камень ушел в землю, но примерно они таковы: метр с небольшим в ширину и чуть больше в длину.


Но самое главное, камень лежит на склоне горы. Ни о каком кратере и речи идти не может. Это и смутило сразу, ведь по описанию Евграфа Савельева «камень лежит в яме, во вдавленной им в поверхности земли впадине, глубиной около 2 аршин, выходя наружу до полутора аршин. Сколько его лежит в земле – неизвестно, но «…надо полагать, не одна и не две сажени». 


Сажень – древнерусская мера длины, приравненная сегодня к 2 метрам; в одной сажени три аршина. Но показанный нам камень никак не подходил под эти параметры.


Так в чем же дело? Остается предположить, что в силу какого-то рода причин место нахождения настоящего метеорита со временем оказалось забыто. И в дальнейшем с ним стали соотносить другой камень, внешним видом, возможно, напоминавшим тот, о котором писал Е. Савельев. Той же обгоревшей коркой. С годами в сознании сельчан за этим камнем, лежащим на склоне горы, закрепилось определение метеорит. Да еще как закрепилось! 


В селении мне поведали историю о том, что в 60 годах прошлого века около камня разбили палатки члены ленинградской экспедиции. И находились они здесь не день и не два: кто говорит месяц, кто – две недели. Нужно ли было столько времени, чтобы подтвердить земное происхождение данного камня или столь приглянулась исследователям арикская природа, неведомо. По мне, следуй за автором сообщения «Редкой величины аэролит», достаточно было постучать по нему молотком и увидеть, есть или нет «целый сноп голубоватых искр».


Я это проделал, причем неоднократно и понял: «чистое метеорное железо с механической примесью других космических веществ» в этом камне не присутствует.


Судя по всему, к такому же выводу пришли и заезжие товарищи. Говорят об этом не отчеты экспедиции, которые (если они были, конечно) мне недоступны, а тот факт, что местные жители рассказывают о вертолете, который (уже после наземной экспедиции) долго кружил над окрестностями селения в поисках …метеорита.


И вот что еще выяснилось в процессе общения с арикцами. Будто бы метеорит был на самом деле не один. Упало их одновременно два – один в Майском районе (по нынешней территориальной принадлежности), а другой в Терском. Их так и называли – Котляревский и Арикский. Если это так (а народная память в данном случае должна на чем-то базироваться), то, скорее всего, это был один и тот же метеорит, но расколовшийся в полете на две части.


Другой вопрос, почему об этом неординарном происшествии не осталось никаких документальных следов? И хоть Е. Савельев пишет, что «местные старожилы кабардинцы не помнят его падения», но это вовсе не означает давность события. Скорее всего, оно произошло в пределах XIX века. 

Астемир Мамхегов, математик по своей первой профессии и историк по увлечениям, сообщил мне, что, работая в архиве Владикавказа в одной из папок «Происшествия по Терской области» наткнулся на сообщение о падении метеорита. Ругает себя, что не придал ему значения, не сделал выписки, в каком фонде находится. Планирует исправить свою ошибку, хотя таких папок многие десятки (их собирали, начиная с 1869 года) и для того, чтобы просмотреть все, потребуется время; и немалое.


Публикация об этом в «Газете Юга» заинтересовала многих. И не только в контексте местонахождения метеорита. Случилось вообще нечто удивительное. Позвонила нальчанка Светлана Григорьевна Еремеева, и сказала, что автор исторической заметки Евграф Петрович Савельев ее дед. Отец ее матери Юлии Евграфовны Савельевой. Но ведь он оказался в наших местах проездом, а постоянно проживал в Донской области? Какими же неисповедимыми путями его внучка оказалась в Нальчике?


Светлана Григорьевна рассказала, что дед родился 10 (22 по новому стилю) декабря 1860 года в станице Константиновской Донской области в потомственной казачьей семье. Из дворян Войска Донского (ВД). С 1880 по 1894 год служил приходским учителем, с 1895 по 1911 год – делопроизводитель областного правления ВД, откуда ушел в отставку в чине надворного советника.

В последние годы Е.П. Савельев целиком посвятил себя творчеству. Наиболее известные его работы: «Типы донских казаков и особенности их говора» (1908), сборник стихотворений «Казак» (1909), историческое исследование в шести выпусках «Древняя история казачества (1913-1918), исторические драмы «Степан Разин» и «Булавин и Некрасов» (обе вышли в 1917 году).


Дата смерти Е.П. Савельева неизвестна. Считается, что это произошло в 1930 году, так как именно тогда в Новочеркасске вышли сразу три его брошюры по археологии: «Курганы и шляхи р. Маныч», «Городища дельты Дона», «Городища нижнего Дона». Но, скорее всего, к тому времени Евграф Петрович уже лет десять, если не больше, как покоился в земле. И год издания брошюр к его уходу из жизни никакого отношения не имеет – какими-то окольными путями они оказались в издательстве и увидели свет. Так, отталкиваясь от воспоминаний своей матери, считает его внучка.


Вот, буквально штрихами, вехи ее биографии. Родилась в 1936 году в Краснодаре. Отец – Григорий Андрианович Бочаров, был железнодорожником, в годы войны служил в железнодорожных войсках. Мать – Юлия Евграфовна Савельева работала бухгалтером на заводе «Севкавэлектроприбор» (СКЭП), откуда и ушла на пенсию. В Нальчик родители перебрались в 1948 году: отцу по состоянию здоровья требовалось сменить климат, а в нашем городе проживал его брат.


Сама Светлана Григорьевна 1936 года рождения. Училась в женской средней школе №1 – она располагалась на улице Шогенцукова, напротив нынешнего ГКЗ. Окончила Грозненский нефтяной институт, по направлению поехала в Фергану. В 1962 году вернулась в Нальчик, устроилась на машзавод, где и проработала 30 лет до ухода на пенсию.


О своем знаменитом деде знала от матери, прилежно хранившей печатные работы отца – брошюры по археологии, стихотворный сборник, вторую часть исторической драмы «Степан Разин». Эти книги и сейчас в семейном архиве Светланы Григорьевны. Будучи в 1976 году в командировке в Новочеркасске, она случайно оказалась в краеведческом музее. И была потрясена, узнав на одной из фотографий своего деда, чье лицо было знакомо ей по семейному альбому. Е.П. Савельеву посвящен в музее целый стенд, выложены его книги.


А что касается метеорита, то эта история получила продолжение сразу после описанной встречи. Позвонил житель Арика Аркадий Исмагилович Егужоков и сказал, что он знает, где находился небесный посланник. Ему об этом рассказывал перед смертью старейший житель селения Тута Ахметов.

После этого раздалось еще два звонка от сельчан с предложениями показать аэролит…


5. Молоканские связи арикского метеорита

Если честно, я был уверен, что история с арикским метеоритом так и останется незавершенной: да, что-то с неба когда-то упало. Но как упало, так с годами и пропало. Правда, за прошедшие десятилетия обросло самыми невероятными подробностями и домыслами.


Очередная поездка в Арик. Теперь на встречу с  жителем города Майского В. Г. Саенко. Встречаемся на окраине селения, где, по детской памяти Виктора Георгиевича, они с мальчишками проводили время у огромного камня, совершенно необычного для этих мест. Похожих на него просто нет, да и других подобного размера поблизости не встречается.


Камень действительно огромен и именно этим вызывает к себе недоверие. Сразу вспоминаются строки из заметки Евграфа Петровича Савельева: «Видимая наружная часть аэролита, имеющая в поперечнике, у основания, около трех аршин, овальной формы, покрыта тонкой черной коркой, местами как бы застывшей от плавления. Внутреннее строение камня, судя по отбитому с большим трудом куску, зернисто-губчатое, сероватого цвета…»


Какие три аршина, то есть, чуть более двух метров! Тут раза в три больше. Кроме того, камень практически целиком находится на поверхности. Это настоящий гигант, неизвестно когда и какими путями оказавшийся на Кабардинской равнине. Можно только предполагать, что произошло сие многие тысячелетия назад.


Правда, вот отбить от этого камня совсем маленький кусочек стоило немалых трудов – молоток отскакивал от гиганта как от упругого мяча, практически не оставляя на нем следов.

Внутри камень оказался серого цвета, и строение его напоминало зернистое. Но такое же у многих камней, что вовсе не свидетельствует об их космическом происхождении.


С одной стороны селения Арика мы переехали на противоположную, где нас уже ожидал Аркадий Исмагилович Егужоков. Тот самый, что узнал о небесном посланнике от старейшего жителя селения Туты Ахметова. Тута умер сравнительно недавно, но родился, как говорят сельчане, в конце XIX века и знал в окрестностях Арика каждую кочку.


Привел нас Аркадий, что было ожидаемо, к знакомому камню на склоне горы.

Мы еще раз постояли около него, постучали молотком. В отличие от прошлого раза, после одного из ударов вылетел целый сноп оранжевых искр, словно железо соприкоснулось с железом. Магнитометр, оказавшийся в смартфоне одного из наших спутников, показал наличие у камня слабых ферромагнитных свойств.


Заинтересовал эпизод, рассказанный Аркадием Егужоковым. Он вспомнил, что в конце шестидесятых начале семидесятых годов прошлого века появился в Арике некий приезжий. Попросил его показать этот самый камень, у которого мы стоим, а когда его привели, повел себя необычно. Упал на землю, прижимался к камню, обнимал его и плакал: «Слезы так и текли по его лицу».


Рассказ этот вызвал определенное недоверие, более того – сомнение в своей достоверности: кем был этот человек, откуда взялся, почему плакал? Но вот что удивительно: уже через час эпизод этот нашел определенное подтверждение. И опять не обошлось без участия читателей «Газеты Юга». Более того: именно благодаря им история с метеоритом обрела ясность и законченность.


Буквально сразу после возвращения из Арика в издательство пришел гость. О нем – преподавателе КБГУ Олеге Артемовиче Молоканове - я мало что знал: собирались вместе в одну экспедицию по окрестностям Нальчика (к монастырю на Сарай-горе), но до нее дело так и не дошло. Но и из мимолетного общения можно было сделать вывод об образованности, обширном круге интересов Олега, его умении образно описывать увиденное.


«Мне кажется, я могу быть вам полезен в истории с арикским метеоритом»,  начал Олег разговор.  Зная его интерес к молоканам – сама фамилия говорит о родовых корнях Олега – товарищ по работе (по иронии судьбы,  носящий фамилию Калмыков) подсунул ему мою статью «Метеоритовладельцы Калмыковы». Калмыковы, напомню, были молоканами, и веры своей не предали. История деда Олега – Владимира Яковлевича Молоканова – имеет отношение и к Калмыковым, и непосредственно к самому метеориту.


В. Я. Молоканов родился в 1894 году в Саратовской губернии, в молоканском хуторе. Юношей перебрался в уездный город Балашов. Человек был заводной, легкий на подъем, решения принимал быстро, а главное, редко передумывал. Так в 1913 году решил переехать на Кавказ, где, как утверждали балашовские молокане, житье покраше и люди получше.


Собрался, двинулся в дорогу и оказался в Нальчикском округе, где и встретился ему В. Е. Калмыков. Устроился к нему в хозяйство на работу. А совсем скоро, через год с небольшим, стал управляющим, несмотря на свой юный возраст. В 1915 году съездил в отпуск на родину, забрал к себе мать Афнасию Силантьевну.


В. Е. Калмыкову новый работник пришелся по душе – землю любил, особенно интересовался зерноводством; здесь интересы его и хозяина сошлись. И в том, что калмыковское хозяйство в эти годы становится одним из самых известнейших не только в Кабардинском округе, но и на Северном Кавказе, как теперь ясно, немалая заслуга В. Я. Молоканова.


Кстати говоря, был Владимир Яковлевич личностью весьма разносторонней. Уже через пару лет кабардинский язык знал не хуже русского; более того, говорил на безукоризненном малокабардинском диалекте. Побывал во всех населенных пунктах Малой Кабарды, знал все фамильные ветви, проживавших здесь. Заимел множество друзей, с которыми поддерживал тесные отношения десятилетия. После революции его знания пригодились и новой власти – до 1939 года трудился начальником отдела в Малокабардинском обществе Каббалкпотребсоюза.


А еще его отличало редкое предчувствие. В конце двадцатых советская власть массово отправляла желающих, среди которых было много молокан, в Аргентину. В 1928 году В. Я. Молоканов и его родные в прямом смысле слова сидели на чемоданах. Но ходили слухи и, вероятно, они имели под собой основание, что не все пароходы довозили переселенцев до Южной Америки. В последний день Владимир Яковлевич сдал билеты, и вся его семья осталась в Кабардино-Балкарии. 


Напомню, что к этому времени, Василий Емельянович Калмыков уже шесть лет как умер, а многочисленные дети и внуки его, всего через год после неотъезда их бывшего управляющего в Аргентину, бросили незапертыми свои многочисленные дома и хозяйские постройки. И в ночь, никому, даже соседям, ничего не сказав, погрузив на телеги скарб, который могли увезти, спасаясь от преследований местных большевиков, выехали из КБАО в неизвестность.


Где-то в годах 1963-1964-м в калитку  дедовского дома по адресу Первомайская, 73/87 (последние цифры означали нумерацию по улице Кабардинской) постучали.

Олег, на тот момент школьник, открыл калитку и увидел незнакомого деда. «Туда ли я попал?– спросил он – Ищу Молоканова Владимира Яковлевича».


На зов внука дед вышел, всмотрелся в лицо незнакомца и замер...


Олег вспоминает, что два пожилых человека стояли так достаточно долго. По их лицам текли слезы, а они, казалось, не могли наглядеться друг на друга. Потом обнялись и несколько часов провели за столиком в беседке в разговорах. 


Тогда-то и узнал Олег, что гость – один из сыновей Василия Емельяновича (имя мальчик не запомнил). Он и Владимир Яковлевич были близкими друзьями – много времени проводили в общении, особенно сблизила их рыбалка. В 1929 году все Калмыковы выехали в Ташкентскую область. И все эти годы сын Василия Емельяновича мечтал побывать на родине. Но удалось это только сейчас, когда по профсоюзной линии ему предложили путевку в один из санаториев Нальчика. Через адресное бюро он нашел адрес В. Я. Молоканова, и вот эта встреча, состоявшаяся через многие десятилетия…


Рассказал Олег и еще об одной беседе, проходившей в этой же самой беседке, при которой он присутствовал; более того ­ – запомнил в деталях суть разговора. Встреча эта имеет самое прямое отношение к поискам метеорита, а конкретно – его местонахождению.


И вновь стук в калитку. Олег (на тот момент – сентябрь 1974 года – он работал в Высокогорном геофизическом институте) открывает и видит незнакомого человека средних лет. Тот тоже разыскивает Владимира Яковлевича. А дальше выясняется следующее. Оказывается, гость (Олег запомнил только его фамилию – Сабанеев) приехал из Ростова по следующему поводу. В газете «Терские ведомости» за 1908 или за 1909 год (Олег утверждает, что речь шла именно о газете, а не о «Записках Ростовского-на-Дону Общества истории, древностей и природы») он прочитал о падении в Терской области метеорита.


Заинтересовался, поехал в Арик, но метеорита не нашел. Тогда кто-то из стариков посоветовал обратиться к Владимиру Яковлевичу, помня, что тот был управляющим у Калмыковых и может помочь в поисках. Так Сабанеев оказался в Нальчике.


Где лежит небесный странник, Молоканов не знал, но помнил разговоры об упавшем с неба камне. Да и все калмыковские владения он помнил отлично, поэтому был уверен в успешности поиска.


Гость, имевший на руках билет на поезд в Ростов-на-Дону, уехал. А Молоканов вместе с сыном Игорем, бывшим летчиком-фронтовиком, а в мирное время – научным сотрудником Высокогорного геофизического института, прихватив с собой молоток и фотоаппарат «Зоркий-4», выехали на «Запорожце» сына в Арик. Поговорив со стариками, отправились на поиски, но до конца светового дня «шарахнувший с неба камень» найти не смогли.


1 октября 1974 года выехали повторно, и достаточно быстро им повезло. Написали письмо Сабанееву. Тот приехал. Вот когда обрел ясность, рассказ, поведанный Аркадием Егужоковым: о приезжем, плакавшем и обнимавшем камень. Вероятно, это и был Сабанеев».


Как помнит Олег, кого эта история взволновала в силу интересов и избранной профессии, ростовчанин отнес образцы в Кабардино-Балкарский филиал Северо-Кавказской комплексной геологоразведывательной экспедиции, располагавшийся на тот момент на улице Чернышевского. Был сделан спектральный анализ, который показал, что арикский камень на самом деле упал с неба.


Дальше Сабанеев написал заявку в комитет по метеоритам АН СССР; оттуда пришло свидетельство о регистрации. Фотографии шлифов, как и одну из ленточек спектрального анализа, Сабанеев оставил Владимиру Яковлевичу. Но со временем она затерялась.


Свидетельство о регистрации видел еще один человек – Александр Иванович Коленов, к сожалению, уже ушедший из жизни. Он преподавал астрономию в КБГУ, ученой степени не имел, но знаниями обладал изрядными. Олег в 1979 году спрашивал у Коленова, известно ли ему достоверно о получении регистрационного свидетельства. Коленов ответил, что свидетельство Сабанеев получил, он его видел лично.


…Олег закончил свой рассказ. Повисло напряженное молчание.

– Так, где же находится метеорит?– не выдержал я.


– Не знаю,– ответил Олег.– Я же сам его не видел. Только на фотографиях, которые сделал мой дядя Игорь Владимирович.

– Как? Фотографии метеорита сохранились?


Словно испытывая наше терпение, ноутбук Олега загружался невероятно медленно. Наконец, на экране возникло изображение. Вначале оборотная сторона фотографии, на которой стояла дата 1 октября 1974 года, а рядом подпись: «Арикский метеорит. Ахондрит.


А потом и черно-белая фотография самого камня с лежащим на нем молотком.

Я вгляделся, и мне все стало ясно…


6. Итак, это был (и есть) ахондрит

Все-таки арикским метеоритом оказался именно тот камень, который лежит на склоне за селением. Именно его образцы исследовали в Кабардино-Балкарском филиале Северо-Кавказской комплексной геологоразведывательной экспедиции, именно на него из Комитета по метеоритам АН СССР пришло свидетельство о регистрации. Но за неполные пятьдесят лет все забылось, а бумажные источники затерялись, а камень остался. На том же самом месте, где и упал.


Метеорит этот относится к классу ахондритов. Вот что можно узнать о нем из информации, размещенной на сайте «Лаборатория метеоритики» Института геохимии и аналитической химии им. В.И.Вернадского РАН: «Метеориты по вещественному составу подразделяются на три класса: каменные, железо-каменные и железные. Каменные состоят в основном из силикатов (оливина и пироксена). В железных метеоритах преобладающая фаза – никелистое железо. Железо-каменные метеориты состоят из силикатов и никелистого железа примерно в одинаковых пропорциях.


Каменные метеориты делятся на два подкласса: хондриты и ахондриты.

Хондриты получили свое имя благодаря тому, что они все (за редкими исключениями) содержат хондры – сфероидальные образования преимущественно силикатного состава. Большинство хондр имеет размер менее 1 мм в диаметре, но некоторые могут достигать и нескольких миллиметров. Хондры находятся в обломочной или мелкокристаллической матрице.

Хондриты являются наиболее примитивными из всех известных метеоритов. Особенности их вещественного состава и структуры определяются процессами конденсации, испарения и аккреции минерального вещества в солнечной небуле. Возраст хондритов оценивается в 4,5 млрд. лет.


Около 10% всех каменных метеоритов образуют подкласс ахондритов. Ахондриты лишены хондр и состоят из вещества, образовавшегося в результате процессов плавления и дифференциации протопланетных и планетных тел. В этом смысле ахондриты аналогичны земным магматическим породам.

Хондриты, ахондриты, железо-каменные и железные метеориты в свою очередь подразделяются на группы и подгруппы.


Подавляющее большинство метеоритов поступили на Землю из астероидного пояса. В то же время среди метеоритов были идентифицированы фрагменты пород Луны и Марса.


По характеру обнаружения все метеориты делятся на падения и находки.

Падениями считаются метеориты, собранные сразу же после наблюдавшегося торможения метеоритного тела в земной атмосфере. В случае метеоритных дождей дополнительные экземпляры нередко находят в течение долгого времени после падения.


Статистика падений дает количественную оценку потока, поступающего на Землю космического вещества. Каменные метеориты составляют большинство (92,8%) падений, причем в основном это хондриты (85,7% ). Ахондриты, железные и железокаменные метеориты составляют 7,1%, 5,7% и 1.5%, соответственно. Таким образом, подавляющее большинство падающих на Землю метеоритов – хондриты».


Что дальше? Дальше предполагается перевезти арикский метеорит в Нальчик и установить в месте, удобном для посещения. Нет сомнения, что паломничество к небесному гостю обеспечено постоянное; будет он запечатлен на множестве фотографий жителей и гостей Нальчика, станет, вероятно, еще одним его символом.


Но сняты ли все сомнения в том, что найден именно тот камень, что описал Евграф Савельев? Подходит ли арикский ахондрит, имеющий официальное свидетельство о регистрации, под это описание? Скорее нет, чем да. У него совсем не те размеры – куда меньше: примерно метр с небольшим в длину и менее метра в ширину. Даже с учетом того, что частично камень спрятан в земле, несоответствие немало. А самое главное, камень находится на склоне, и ни о какой яме и впадине, то есть, кратере, речи не идет.


Так в чем же дело?  Об арикском метеорите снова (после савельевской публикации 1914 года) заговорили через 60 лет – в сентябре 1974 года, когда к Владимиру Яковлевичу Молоканову приехал из Ростова  человек по фамилии Сабанеев (к сожалению, больше нем ничего не известно). Он также как и мы прочитал заметку о падении в Терской области метеорита, поехал в Арик, но метеорита не нашел. По совету местных старожилов обратился к бывшему управляющему калмыковским хозяйством, встретился с ним, тот обещал помочь. Но  Молоканов не знал, где именно метеорит лежит; по этой причине сразу его не нашел. Понадобилась вторая поездка в Арик и только после этого Владимир Яковлевич добился цели. Но вот вопрос – тот ли он метеорит нашел?


Думается, что нет. Но именно с этого времени за арикским камнем и закрепилось название метеорит, более того, он на самом деле оказался метеоритом.


Тогда что, получается, небесный гость был не один? Вероятно, так.  Ведь, напомним, сохранились предания, что помимо Бароково метеорит упал и где-то в районе Котляревской.


Но и это еще не все. В процессе поисков нам рассказали о множестве камней, внешне похожих на метеориты. И один из них вызывает усиленный интерес. Лежит он на поле, что сразу за селением Верхний Курп. История это камня такова. Когда он появился, никто сегодня сказать точно не может. Но появился неожиданно, прямо посредине вспаханного поля. Как говорили верхнекурпцы, словно «с неба упал». И еще один нюанс – от камня в сторону леса вела борозда.


Диаметр камня чуть более метра, цвет темно-коричневый с кремнеевым оттенком, поверхность шероховатая, словно обожженная.


Неизвестно откуда взявшийся камень мешал обработке поля, и правление колхоза приняло решение его зарыть. Для этого выкопали яму двухметровой глубины – чтобы поверх камня оказалось не менее полуметра земли, дабы плуг при пашне не задевал его; трактором скинули в нее камень и запахали.


Эту историю рассказал ветеран колхоза «40 лет Октября» селения Верхний Курп (бывшее Исламово) восьмидесятилетний Хамтахо Шокудзевич Гуважоков, он же нарисовал примерное расположение камня. Ориентируясь на его рисунок, мы определили координаты. На картах, сделанных из космоса, на этом месте действительно непонятное темное пятно. Возможно, это и есть тот самый запаханный камень. А что он из себя представляет, станет ясно при раскопках.


Комментарии

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Сеять помидоры на рассаду в феврале и танцевать с бубнами, изобретая подсветки и этажерки для рассады, нет никакого смысла даже на юге, если нет настоящей теплицы, утверждает автор sk-news.ru.

Что такое эффективные микроорганизмы и где применяются ЭМ-технологии наглядно и коротко рассказывает мультфильм от группы ВКонтакте «Переводчики развивающих фильмов», сообщает sk-news.ru.

О влиянии пищи на здоровье, почвенных микроорганизмов на качество выращенных продуктов и опыте использования природоподобных технологий в растениеводстве рассказал ставропольский ученый Александр Харченко на семинаре “Новая стратегия земледелия” в Санкт-Петербурге, сообщает sk-news.ru.

Ветер выдувает влагу и высушивает землю не меньше, чем жаркое южное солнце, констатирует sk-news.ru, ссылаясь на опыт садоводов и огородников Ставрополя и не только.

Пятигорский городской суд приостановил деятельность торгово-развлекательных центров (ТРЦ) «Вершина Плаза» и «Галерея» до устранения выявленных нарушений противопожарного режима, сообщает sk-news.ru со ссылкой на ставропольский краевой суд.

Отечественный стиральный порошок «Аист» оказался одним из лучших, при щадящей цене, сообщает sk-news.ru со ссылкой на результаты экспертизы Роскачества.

В конце февраля - начале марта в Ростове-на-Дону состоялся Второй Агротехнологический форум Юга России, поднявший важнейший вопрос развития отечественного АПК - необходимость смены технологий, сообщает sk-news.ru.

Спортивный марафон "Гто в села". Село Надежда. (Ставрополь)
С Днём Победы!
На Ставрополье открылась Малая экологическая тропа
Патриотическая акция «Вахта Памяти»
Приглашаем на наши мероприятия в мае 2018 г.
Интегрированное библиотечное обслуживание на Ставрополье развивается
Инвапутешествие по-английски с Тони Джайлзом
29 апреля 2018 год. Встреча "Знамени Победы" в Демино. (Ставрополь)
УНИКАЛЬНЫЙ ЗАБЕГ - УНИКАЛЬНЫЕ ЛЮДИ. ВОЛОНТЕРЫ МЕДИКИ . KAVKAZ.RUN.
ВОЛОНТЕРЫ-МЕДИКИ СТАВРОПОЛЬЯ ПОЕДУТ В " АРТЕК"!
ВОЛОНТЕРЫ-МЕДИКИ В СЕЛЬСКИХ ШКОЛАХ. РАБОТА ИДЕТ В САМЫХ ОТДАЛЕННЫХ РАЙОНАХ СТАВРОПОЛЬЯ.
НЕРАВНОДУШНЫЙ ПЯТИГОРСК.

Видео лента

Мы в социальных сетях


Подписка

Северо-Кавказские новости

Календарь новостей

Май
2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30
24
25
26
27
28
29
30
31
1
2
3