Вопрос юристу

Новости: Аналитика



Виктор Литовкин, Валентина Мельникова участвуют в online конференции «Дедовщина в армии: Есть ли решение проблемы?»
Побороть дедовщину можно будет только тогда, когда наша армия станет более цивилизованной, когда офицеры будут дорожить своим местом в строю, а обществу будет не все равно, как живет наша армия и как живут и служат наши сыновья и братья.
Вопросы:
1. Владимир Николаевич, Москва: Небоевые потери американской контрактной и цивилизованной армии сравнимы с небоевыми же российскими. В этой связи хочу спросить - есть ли разница между небоевыми потерями нашей и американской армии, и Россия - уникальное с точки зрения дедовщины явление или нет?
Виктор Литовкин: У нас нет статистики небоевых потерь американской армии. Есть статистика потерь российской армии за прошлый и нынешний год. Например, с начала этого года по 1 сентября в российской армии и на флоте погибло 364 человека.
Из них 147 - несчастных случаев, 143 - самоубийства, 37 - нарушения ПДД и эксплуатации транспортных средств, 7 - нарушение правил обращения с оружием, 14 - убийство и причинение смерти по неосторожности. И только 16 - превышение должностных полномочий и нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими.
Это официальная статистика Минобороны России. К сожалению, официальной статистики по количеству смертей в результате дедовщины не существует.
Валентина Мельникова: Кроме того, другие министерства и ведомства, в которых есть воинские части - МВД, Пограничная служба, Спецстрой и др., не показывают число погибших. Если мы будем экстраполировать, исходя из численности этих войск, то, к сожалению, число погибших удваивается.
Кроме того, в официальную статистику не входят случаи смерти от болезней или травм, которые произошли за пределами рассмотрения уголовного дела, в том числе в течение страхового года после увольнения военнослужащего в запас. Оценка нашей организации и Фонда "Право Матери" учитывает и эти смерти.
Кроме того, ежегодно главная военная прокуратура представляет общее число погибших во всех войсках, которое составляет от 2 до 2,5 тысяч ежегодно. Это погибшие и солдаты, и офицеры. Это небоевые потери, не включающие гибель военнослужащих на Северном Кавказе.
Боевые же потери американской и российской армии, к сожалению, сопоставимы, и составляют несколько тысяч человек, что является слишком тяжелой расплатой за неумелую политику.
Виктор Литовкин: В Ираке США потеряли более 2,5 тысяч человек с момента начала боевых действий, с 1999 года российская армия потеряла в Чечне примерно такое же количество. На вторую часть вопроса отвечу, что дедовщина не является уникальным явлением только для российской армии.
Валентина Мельникова: Но в других армиях разница в сроке службы не приводит к таким тяжелым последствиям, как в российской.
2. Константин, Тюмень : А как в других странах борются с дедовщиной?
Виктор Литовкин: При помощи военной полиции, суда и увольнений с военной службы. С жестоким и неотвратимым наказанием преступников. И конечно, уважением к закону и порядку, всесторонним воспитанием этого уважения. И при содействии гражданского контроля над Вооруженными силами.
Валентина Мельникова: Слово "дедовщина" не содержит изначально никакого криминального смысла, когда-то оно обозначало просто некое главенство старослужащих над молодыми солдатами. Но за последние десятилетия это слово стало прикрывать насильственные преступления в войсках, попрание человеческого достоинства, жестокое обращение, и является этаким маскирующим беззаконие термином.
В других армиях, например, в Бундесвере в Германии, воинские части более открытые, существует система гражданского контроля за соблюдением прав человека в ВС, которое возглавляет парламентский уполномоченный по делам военнослужащих. Солдаты и офицеры могут напрямую к нему обращаться. У уполномоченного есть право непосредственно проверять эти жалобы и представлять материалы соответственно либо командованию, либо в орган юстиции.
В Скандинавских странах существуют солдатские профсоюзы, которые также имеют возможность защищать права солдат.
3. Серегей Филифоров, Москва: Уважаемые гости! Сержант Сивяков был осужден за превышение должностных полномочий. В частности, в деле фигурирует несколько эпизодов, когда он наносил "одиночный удар" в грудь или плечо солдату, выражая недовольство медленной уборкой в казарме. Можно, конечно, долго уговаривать - ну уберись, милый, уберись, грязно тут. Но это армия, каждого уговаривать замучаешься. У меня такой вопрос: Где граница превышения должностных полномочий? Отдельный вопрос г-ну Литовкину. Случались ли в Вашей практике эпизоды, когда была необходимость ударить солдата?
Валентина Мельникова: Никакие служебные нарушения со стороны солдата и офицера не позволяют командирам любого уровня применять физическое насилие. Это не разрешают ни уставы воинские, ни уголовный кодекс. Если командир чувствует, что солдат не в состоянии справляться с работой, он должен применять другие меры, в зависимости от того, является ли это проявлением лени солдата или просто физической невозможности это сделать.
"Одиночные удары в грудь" приводят к мгновенной остановке сердца, и ясно, что такой удар не может быть наказанием за лень или отлынивание. То, что сержанта Сивякова осудили за превышение должностных полномочий, с моей точки зрения кажется не совсем правильным, поскольку его действия в отношении Андрея Сычева проходили не в служебное время и издевательства не были связаны с выполнением служебных обязанностей.
Комитет солдатских матерей отмечает тенденцию военной прокуратуры квалифицировать многие насильственные и корыстные преступления как превышение должностных полномочий. Даже продажа солдата в рабство так квалифицируется, хотя никакого права офицеры и прапорщики на это не имеют. А границы превышения должностных полномочий установлены воинскими уставами и наставлениями.
Виктор Литовкин: Кроме мер принуждения, воинские уставы предусматривают меры убеждения и воспитания. Нельзя принуждать человека что-то сделать, если до этого не была поставлена четкая задача и объяснено, что и как он должен делать и почему. У меня никогда не было ситуаций, когда нужно было ударить солдата - потому что я никогда не командовал солдатами (даже во время трехлетней срочной службы), во-вторых, даже когда руководил офицерами, пытался воздействовать на них методами убеждения.
4. Николай Смирнов, Орехово-Зуево: Дайте, пожалуйста, Вашу оценку "Делу Сычева". Столько шума и... пшик на суде. 4 года колонии, ни одно из громких обвинений (изнасилование, пытки, связывали скотчем) не отражено в деле. Что это, по-Вашему? Циничное использование конкретного дела в политической разборке? Кем? Против кого? "Рука Минобороны", которая "все скрыла"? Была ли возможность что-то скрыть при таком общественном резонансе? Не должны ли теперь журналисты, обвинившие Сивякова во всех мыслимых грехах, извиниться перед ним после приговора суда? Ведь получается, что его оклеветали, обвиняя в изнасиловании и т.д.?
Виктор Литовкин: Безусловно, за "делом Сычева" было очень много политики, о чем было написано в моей авторской колонке "Такая армия непобедима".
Что касается журналистов, то они, видимо, пользовались первичной информацией от тех людей, которые что-то могли сказать по этому делу. Если говорить о "клевете на Сивякова", то можно говорить и о клевете на Сычева, ведь его тоже сослуживцы оговорили в том, что он сам довел себя до такого состояния.
Валентина Мельникова: Четыре года колонии для сержанта Сивякова - безусловно, слишком мягкое наказание. Обвинение прокуратурой было предъявлено по превышению должностных полномочий, и какие конкретно эпизоды насильственных действий в этом деле были, к сожалению, я достоверно не знаю.
Но судебное следствие подтвердило, что тяжкие последствия для здоровья Андрея Сычева произошли из-за, во-первых, длительного синдрома сдавливания, и неоказания своевременной медпомощи после этого. Общественный резонанс, по моему мнению, был недостаточным, только журналистское сообщество очень внимательно следило за этим делом, но население и общество, к сожалению, осталось безучастным.
Семьи продолжают спокойно отправлять детей на военную службу и в половине случаев не реагируют на просьбы солдат помочь им, когда над ними издеваются.
С советских времен любое громкое дело о преступлении в войсках становится политическим, поскольку вокруг таких дел идет борьба между гласностью и попыткой общества разобраться, что происходит, и попыткой военных ведомств скрыть происходящее и обвинить журналистов и общественные организации в очернении вооруженных сил.
5. Павел, СПб: Не кажется ли Вам, что проблема дедовщины в армии серьезно преувеличена с одной единственной целью - непрерывной дискредетации вооруженных сил?
Виктор Литовкин: Я считаю, что проблема дедовщины не преувеличена, и никто не собирается дискредитировать вооруженные силы как инструмент государства. Другое дело, что, к сожалению, некоторые руководители ВС не хотят сотрудничать с обществом по искоренению тех недостатков, которые стали родовыми пятнами нашей армии.
Валентина Мельникова: Хочу подчеркнуть, что слово "дедовщина" - термин неверный, и мы стараемся говорить и предавать гласности случаи насилия над солдатами и офицерами в войсках. К сожалению, наша информация еще более тяжелая и обширная, чем то, что вы узнаете от журналистов. Дискредитацией ВС является сокрытие преступлений. Только понимание того, что армия и жестокое обращение с солдатами несовместимы, может помочь России создать современные ВС.
6. Кирилл, Тула: Уважаемая Валентина Дмитриевна! Вы непрерывно занимаетесь этим вопросом вот уже много лет. Как бы Вы охарактеризовали динамику дедовщины в российской армии? Сокращается? Увеличивается? И по каким причинам. Спасибо большое!
Валентина Мельникова: Комитеты Солдатских матерей с 1989 года работают с военным руководством, с руководством военной прокуратуры, стараясь не только предавать гласности преступления в войсках, но и предупреждать их. Стало больше случаев, известных обществу. А внутри воинских частей, к сожалению, преступность достаточно стабильная, но скрытая.
Последние 5 лет мы отмечаем большое количество жалоб на насильственные действия со стороны офицеров, и это очень печально, поскольку солдат не имеет защиты внутри воинской части.
7. Виктор, Москва: У меня вопрос про пропаганду. С каждым годом информация о дедовщине становится все страшнее. Меньше количественно, но страшнее качественно. Вот и дело Сычева, например. Я понимаю, что бороться с дедовщиной пытаются привлечением общественного мнения, требованиями открытости. Но у меня складывается ощущение, что перейден некий предел. Проблема стала столь страшна, что люди ее стараются не замечать. Не пускают ее в свой мозг. Эффект получается обратный. Не замечаете ли Вы такой тенденции?
Виктор Литовкин: Дело не в пропаганде, а в информации, достоверной и открытой. Для того, чтобы бороться с недостатками, надо знать их природу, источники, и вырабатывать общие методы решения наболевших проблем.
Было бы очень горько, если бы люди перестали реагировать на факты дедовщины, которые происходят в нашей армии. Потому, что только все мы вместе, а не только военное руководство, можем победить это зло.
Валентина Мельникова: Трагедии с солдатами прежде всего замечает семья. И тогда в эту историю вовлекаются друзья, соседи... Но вы правы, что люди, которых непосредственно эти трагедии не касаются, стараются защититься и говорят, что с моим-то все обойдется, авось как-нибудь отслужит. Это детская защитная реакция взрослых людей, совершенно неправильная, и мне кажется, что российское население должно быть более ответственно и не отгораживаться от проблем ВС.
8. Кирилл, Москва: Может ли одолеть дедовщину институт военных полицейских? А армейских священников? Какие вы видите эффективные методы борьбы с дедовщиной?
Виктор Литовкин: И полицейские, и священники - это только некоторые способы борьбы с дедовщиной. Проблема дедовщины - комплексная, она начинается с уважения к человеческой личности, соблюдения прав, законопослушания, и выполнением государства своих обязанностей по отношению к военнослужащим, начиная от солдат и заканчивая высшими офицерами и отставниками. Побороть дедовщину можно будет только тогда, когда наша армия станет более цивилизованной, когда офицеры будут дорожить своим местом в строю, а обществу будет не все равно, как живет наша армия и как живут и служат наши сыновья и братья.
Валентина Мельникова: Очень важным средством для повышения уважения к солдату является профессиональная военная служба. Она уравнивает подписавшего контракт офицера и подписавшего такой же контракт солдата. Усилия нашей организации - Союза комитетов солдатских матерей - направлены на то, чтобы Россия создала, наконец, современные вооруженные силы.
9. Евгения, Тамбов: Уважаемая Валентина, служили ли Ваши сыновья в армии?
Валентина Мельникова: Я пришла в комитет солдатских матерей, потому что не хотела, чтобы мои сыновья попали в советскую армию. Для меня определяющим был ввод войск в Афганистан и вся эта страшная война. К счастью, моей семье не пришлось нарушать закон, и мои сыновья имели освобождение от службы на законных основаниях, но я была готова бороться за них любым способом.
10. Мамин-Сибиряк, Барнаул: Валентина Дмитриевна, из каких источников финансируется «Союз комитетов солдатских матерей России»?
Валентина Мельникова: На этот вопрос мне приходится отвечать уже 17 лет, в последние годы и сотрудникам Генпрокуратуры, Управлению по борьбе с экономическими преступлениями, а также любопытствующим депутатам Госдумы.
СКСМР является ассоциацией более 200 региональных и районных комитетов солдатских матерей. На местах они поддерживаются местными администрациями, предпринимателями и законодательными собраниями. Некоторые наши организации собирают членские взносы. Никакого общего финансирования для нашей огромной сети не существует.
Периодически наша организация выигрывает гранты и выполняет проекты, которые мы сами предлагаем на конкурс для международных фондов. В настоящее время такой проект по изучению масштабов применения рабского труда в ВС заканчивается нашей организацией. Никакой оплаты руководство организации не получает. 70% гранта - это расходы на помещение, телефонную связь и командировки.
11. Георгий, Екатеринбург: Исходя из сообщений СМИ, в избиении солдат танковой части участвовали 24 человека, почему же тогда отвечает лишь один из них? Наказаны ли офицеры получившего скандальную известность подразделения?
Валентина Мельникова: По уголовному делу против сержанта Сивякова проходило еще два военнослужащих, которые получили 1,5 года условно. Существуют ли еще уголовные дела в отношении офицеров этого подразделения, дежуривших в новогодние праздники и отвечавших за дисциплину и медпомощь, я не знаю. Всем известно, что следствие проходило очень сложно, на солдат оказывалось давление, возможно, что это и помогло кому-то остаться безнаказанным.
Виктор Литовкин: В заявлении военной прокуратуры было сказано, что следствие по офицерам, не предпринявшим мер противодействия, будет продолжено.
12. Анна, г. Москва: Приговор суда по делу Сычева слишком мягкий. Вообще в России нет правовых законов. Все направлено на защиту преступников. Страшно становится - как жить дальше? Везде одно беззаконие, куда ни посмотри. Где правозащитники, почему все молчат по делу Сычева, изуродовали человека, а преступник чувствует себя, похоже, превосходно. Да такому подонку, как Сиваков, надо дать 25 лет строгого режима, тогда другим будет неповадно.
Валентина Мельникова: В России законы нормальные, но применяются, к сожалению, избирательно.
Не могу принять упрек в адрес правозащитников, с января месяца мы старались не дать забыть о преступлении, мы старались поддержать военных прокуроров, ведущих следствие.
Приговор Челябинского гарнизонного суда может быть обжалован семьей Сычева и адвокатами. Конечно, он слишком мягкий, но никакое наказание преступника не вернет Андрею здоровье.
Я хочу обратить внимание читателей онлайн-конференции, что таких пострадавших мальчишек много, и все они нуждаются в вашей помощи и поддержке. На сайте СКСМР есть истории таких солдат, которые ждут вашей помощи.
Виктор Литовкин: Наша онлайн-конференция - тоже свидетельство того, что правозащитники не молчат.
13. Светлана , Москва : Здравствуйте! Подрастает сын, армия не за горами. Хотелось бы узнать: почему при выборе места службы не имеет значения регион, из которого призван молодой человек? Почему нельзя служить недалеко от дома??? Ведь такой простой шаг мог бы решить множество проблем: если родители имеют возможность навещать сына, это лучшая поддержка: сразу снизится как число самоубийств в армии, так и количество чудовищных случаев дедовщины. Кроме того, это решит проблемы климатической несовместимости; уменьшит стоимость проезда до места службы, и ещё решит массу проблем. Просто сбережет много-много жизней!!!
Виктор Литовкин: В этом вопросе есть два аспекта - безусловно, надо делать все возможное, чтобы человек служил недалеко от дома, чтобы уменьшилась и стоимость проезда до места службы, и не было психологического воздействия отдаленности от семьи, не влияла "климатическая несовместимость"...
С другой стороны, к сожалению, распределение населения по территории нашей огромной страны неравномерно, и охранять границы на Дальнем Востоке, к примеру, или служить на Крайнем Севере приходится ребятам из центральных областей России, потому что на месте не набрать достаточного количества призывников, а контрактная служба пока не стала массовой.
Валентина Мельникова: Нелогичность экстерриториального призыва бросается в глаза уже много лет. И каждый призыв мы наблюдаем даже нарушение права солдата служить вблизи семьи. Приказ №30 министра обороны учитывает семейные обстоятельства: родители - пенсионеры или инвалиды, жена и ребенок. Но военные комиссары не настаивают на распределении таких призывников ближе к дому. Перевод ребят возможен, но занимает очень много времени.
14. Владимир , Челябинск : Скажите, кто "запустил в оборот" историю о том, что Сычева "привязали к стулу и несколько часов насиловали"? Сколько ни пытаюсь найти - не получается. Кругом в СМИ ссылки на "анонимные источники". Вот, нашел. Newsru сообщает: "Как сообщили в региональном отделении движения Солдатских матерей, им в организацию звонили врачи части, откуда был доставлен Сычев, и подтверждали факт изнасилования, при этом уточняя, что если начальство узнает об утечке информации, их всех уволят". Валентина Дмитриевна, можете ли Вы подтвердить, что информация об изнасиловании Сычева распространялась именно из челябинского Комитета?
Валентина Мельникова: Я могу подтвердить, что Челябинская Ассоциация солдатских матерей получила информацию о том, что произошло с Сычевым в воинской части непосредственно от врачей больницы скорой помощи, которые принимали Андрея и которые делали ему операцию. Перед операцией Андрей рассказал о том, что произошло, а потом, когда они пришел в себя и когда началось официальное следствие, он сам имел права решать о чем говорить, и чего не упоминать.
Обширность и характер операции и ампутации, с сожалению, подтверждает то, о чем врачи говорили сначала. На различных сайтах в Интернете есть подробные - по дням и по часам - материалы по этой трагедии, начиная с 8 января.
15. Антон , Севастополь : Не хотят идти в армию сейчас именно из-за дедовщины около 99,9% "косящих" - и это не их вина, просто они хотят остаться живыми и невредимыми, в чём же тут преступление. Скажите, возможно ли полное искоренение дедовщины в короткие сроки? И ещё возмущает малый срок наказания для обидчиков Андрея Сычёва!!!!
Виктор Литовкин: Я категорически не согласен с вашим утверждением. Просто люди не хотят отрываться от привычной им жизни, часто прикрывая это свое нежелание именно дедовщиной. Закон надо соблюдать, но если у вас есть возможность на законном основании избежать призыва, то к вам не может быть никаких претензий.
Искоренить дедовщину в короткие сроки невозможно, мы уже объясняли, почему.
Валентина Мельникова: Слово "косящие" - термин оскорбительный и бессодержательный. Я не устаю повторять, что огромной трагедией российского общества является очень плохое здоровье молодежи, и понимающие свои физические возможности призывники не хотят идти на военную службу, потому что знают, что могут вернуться инвалидами.
Конечно, свое право на отсрочку или на освобождение они обязаны оформить по закону. Не надо прятаться по подвалам. Мы в комитетах солдатских матерей всегда готовы рассказать вам о законе, о воинской обязанности, расписании болезней, подготовить вас к встрече с призывной комиссией.
16. DOPLER , Москва : Почему о дедовщине в армии говорят обычно те, кто в ней никогда не служил (откосил по тем или иным причинам). Может им просто совестно и этим они пытаются оправдать себя перед обществом. К сожалению самая большая дедовщина не в армии а в детсаде, школе и т.д. Просто родители боятся за своих детей и очень редко выступают против этого. Им кажется, что лучше задарить учителей подарками или деньгами. Насчет армии. 1. Надо разобраться, что такое дедовщина? Многие не понимают, что это такое вообще.
Виктор Литовкин: О дедовщине в армии говорят и те, кто служил, и те, кто не служил. Один из ваших собеседников отслужил в армии 30 лет, из них 3 года солдатом, 4 года курсантом. И о проблеме дедовщины знает непонаслышке.
Согласен полностью с тем, что дедовщина присуща не только армии, но и всему нашему обществу. Повторюсь, она опирается на неуважение к человеческой личности, правам человека, неготовность госинститутов воспринимать человека как личность со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Валентина Мельникова: К сожалению, многие родители считают, что лучше откупаться, чем защищать своих детей. Это во многом сохраняет безнаказанность и в учебном заведении, и в воинских частях.
17. Салазкин в.в. , москва : Они совершенно сознательно назначают таких сержантов, однако возникает внезапная проблема, типажи вроде Сивякова наглеют и выбегают в города, там совершали самые банальные преступления, их ловила милиция, например, ограбят кого или залезут в аптеку за наркотиками и сработает сигнализация, ну деваться некуда, а милиция - другое ведомство, их передавали в военпрокуратуру и трибунал, т.е. шило вылезало из мешка. А вопрос такой: неужели вы думаете, что с такими офицерами и призывным контингентом вообще можно бороться, пока он есть как таковой и другого не будет?
Валентина Мельникова: Неправильно считать всех солдат и офицеров преступниками, наркоманами и садистами. Но к сожалению, такие люди есть, и военная система не отторгает их вовремя.
Бороться с офицерами и призывным контингентом ни в коем случае нельзя. На мой взгляд, обязанность общества - говорить о недостатках, предлагать свои варианты военной реформы и выбирать в руководство страны умных и талантливых людей, которые смогут провести военную реформу.
Виктор Литовкин: Безусловно, сержантами, командирами должны быть люди с лидерскими качествами характера, способные повести за собой людей не только силой приказа, но и личным авторитетом. Таких людей надо подбирать, воспитывать и создавать для них все условия для проявления своих лидерских качеств. Конечно же, при этом не имеется в виду, чтобы они издевались над подчиненными, грубили им, сквернословили и унижали их человеческое достоинство.
18. Алина : Как ваша организация помогает семье Сычева?
Валентина Мельникова: При любых проблемах и затруднениях семья обращается к нам. Наши коллеги из фонда "Право матери" в самом начале этой трагедии организовали сбор помощи и передали ее семье Андрея.
19. Алина : Родственники солдатов и призывников жалуются, что лично с вами очень трудно связаться. С чем это связано?
Валентина Мельникова: Контактный телефон СКСМР - (495) 628-25-06. В любой рабочий день с 11 до 17.
20. Дина : Это правда, что вы помогаете призывникам "откосить" от армии?
Валентина Мельникова: Повторяю, что слово "откосить" совершенно неправильное. Мы помогаем призывникам узнать о своих законных правах и обязанностях и подготовиться к встрече с сотрудниками военно-призывных комиссариатов для того, чтобы получить законное решение. Кроме того, мы информируем, что они имеют право обратиться в суд и оспорить решение, если оно кажется им незаконным или несправедливым. Солдатские матери учат молодых людей и их родителей гражданской активности и ответственности.
21. Антон : Правда ли, что вы лоббируете закон о контрактниках и готовите юридические предложения и проекты для Государственной Думы?
Валентина Мельникова: СКСМР давно "лоббирует" тему профессиональной военной службы. Мы поддерживаем Федеральную целевую программу перехода на службу по контракту как можно большего числа воинских частей и огорчены, что программа встречает определенное противодействие.
По поводу юридических предложений - мы сотрудничаем с депутатами Госдумы, и сейчас, и предыдущие годы, и передаем свои предложения, касающиеся военного законодательства. Кроме того, наши эксперты готовят большие обзоры законопроектов, поступивших в Госдуму и принятых там, с которыми можно познакомиться на сайте правозащитной сети.
22. Ольга : В газете прочла о том, что деньги на свою организацию вы получаете от Запада, в частности из международных фондов и спецслужб. Это правда?
Валентина Мельникова: Газета обманула вас, деньги на организацию мы вообще ни у кого не получаем. Как упоминалось выше, получаем поддержку наших проектов. Спецслужбы ни российские, ни зарубежные нам не помогают. Международные фонды финансируют много различных программ и проектов, касающихся военной сферы России, в том числе и через министерство обороны и другие силовые ведомства. Это проект утилизации химического оружия и другие подобные большие военные проекты, в том числе и переподготовка офицеров запаса.
23. Сергей , Тамбов : Как Вы относитесь к тому факту, что в российской армии среди унтер-офицеров, занимающихся воспитанием новобранцев, очень много выходцев с Кавказа?
Валентина Мельникова: Россия - страна многонациональная, и не секрет, что в республиках Северного Кавказа вырастает много мальчиков, которые в большинстве своем нормально служат офицерами, солдатами и прапорщиками.
Виктор Литовкин: В российской армии нет унтер-офицеров, есть младшие командиры. На Кавказе живут представители более 100 национальностей. Кого именно вы имеете в виду, непонятно. Будет надеяться, ваш вопрос не связан с возбуждением неприязни к жителям этого региона.
24. Денис Валерианович , Москва : Добрый день Виктор. Как Вы считаете, с введением в 2008 году 12 месячного срока службы, уменьшится ли вероятность появления таких прискорбных фактов в истории российской армии, как дело Сычева?
Виктор Литовкин: Я не считаю, что сокращение срока срочной службы может привести к искоренению дедовщины. Решение этой проблемы, повторюсь, комплексное, ее надо начинать с российского общества.
25. Антон , Москва : Неоднократно слышал утверждение, что дедовщина существует в любой армии, а в некоторых даже поощряется. Так ли это?
Виктор Литовкин: Дедовщина не поощряется ни в одной армии. Только где-то она пресекается на корню, где-то, как иногда происходит у нас, доходит до крайних выражений.
26. Andrej : Совет простой - 1. Не допускать смешивания призывов, 2. Создать профессиональный сержантский корпус.
Виктор Литовкин: В российской, как и в советской армии, был уже опыт борьбы с дедовщиной, о котором вы говорите. К сожалению, это не помогло.
Создавать профессиональный сержантский корпус, безусловно, крайне необходимо. Только этот процесс не должен быть формальным, как иногда сегодня происходит при создании контрактных частей и подразделений. Будущих сержантов надо учить как минимум 2-3 года. Пример - ВС республики Казахстан. Но это, повторюсь, не единственный способ борьбы с дедовщиной.
27. Александр Швыдкин , Москва : По опыту срочной службы в Советской Армии (1989-91 гг.) я сделал вывод, что основная причина "неуставняка" - моральная незрелость, склонность к детско-подростковой модели поведения с опорой на конфликтное самоутверждение. Причины - "женское" воспитание и инфантильность молодежи, подражание криминальному миру. "Детский сад с автоматами". Не считаете ли вы целесообразным повысить планку призывного возраста до 22-25 лет? Ведь до Великой отечественной именно так и призывали в Красную Армию, а призыв с 18 лет - наследие тотальной мобилизации 1941-45 годов. Война-то давно кончилась! Спасибо.
Виктор Литовкин: Согласен с многими вашими утверждениями, в том числе и с советом повысить планку призывного возраста. Но если только этими мерами мы ограничимся в борьбе за профессиональную и высокотехнологическую армию, опирающуюся на твердую воинскую дисциплину и правопорядок, то успехов добиться будет невозможно.
28. Александр Швыдкин , Москва : В любой публикации СКСМ можно встретить призывы к скорейшему переходу на контрактный принцип комплектования вооруженных сил РФ. Но контрактная армия не способна воевать в "большой" войне, когда начинается размен миллионов на миллионы. Перспектива такой войны гораздо реальнее, чем борьба с мифическим "международным терроризмом". Есть ли у МКСМ внятная концепция наведения порядка в армии, комплектуемой по единственно возможному для России принципу всеобщей воинской обязанности? И еще один вопрос: не кажется ли вам, что и солдатским отцам неплохо бы принять участие в военной судьбе своих сыновей?
Валентина Мельникова: Не могу согласиться с вашим утверждением, что в перспективе может быть война, подобная Второй мировой. Военные конфликты по всему миру в последние десятилетия показывают тень новой высокотехнологичной войны, и о такой армии для России мы и говорим в своих предложениях.
В теперешних российских ВС, куда отправляют молодых людей, негодных по здоровью, не отвечающих по психологическим требованиям, изменить что-то коренным образом и предупредить преступления невозможно. Россия имеет еще финансовые и человеческие ресурсы для создания новой профессиональной армии, и СКСМ настаивает на том, что это надо делать немедленно.
"Солдатские отцы" все чаще и чаще принимают участие в судьбе своих сыновей, но никто не может заставить всех отцов этим заниматься. Далеко не все солдатские матери являются членами нашей организации. Вы можете, Александр, подать пример, вступив в ближайший комитет, и создать фракцию солдатских отцов.
Виктор Литовкин: "Большой войны, где размениваются миллионы на миллионы", не видят даже руководители наших ВС. Это вы можете прочитать в большинстве их выступлений в печати. А контрактная высокотехнологическая армия как раз единственно и способна бороться с региональными конфликтами и помогать специальным органам бороться с проявлениями международного терроризма.
29. Сергей Психолог , Москва : Сегодня планируется постепенное снижение сроков службы солдат-срочников. Какие именно проблемы в отношениях между солдатами разных призывов, на ваш взгляд, возникнут в частях, когда в них начнут приходить срочники, "попавшие под сокращение срока"?
Валентина Мельникова: Организация солдатских матерей уже дважды сталкивалась с конфликтами, связанными с несправедливостью. Это было в советской армии при сокращении срока службы на флоте с 3 лет до 2 и в 1995 году, когда "задним числом" увеличили срок службы на полгода.
Молодые люди воспринимают свой больший срок службы как несправедливый, и неприязнь к солдатам, призванным на меньшие сроки, выливалась и будет выливаться в большое количество конфликтов. Об этом говорят и офицеры, и никто пока не знает, как предотвратить эти конфликты внутри части. Самое тяжелое положение будет весной 2008 года, когда одновременно на службе окажутся в одной казарме призванные на 2 года, 1,5 и год.
Виктор Литовкин: Считаю, что не так страшен черт, как его малюют. Я служил 3 года, при мне начался переход на двухгодичный срок. И ни в дивизионе у нас, ни в полку не было случая, чтобы кто-то кому-то за это накостылял. Но мы, безусловно, завидовали тем, кому выпало служить меньше. И в российской армии были люди, которые служили и служат меньше других. Это парни с высшим образованием, у которых не было военной кафедры. Мне не попадались примеры, когда они от этого страдали.
Валентина Мельникова: К нам в организацию еженедель

Комментарии

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

«Фронтовики» надеются, что она поможет жителям края в защите их прав как газовых абонентов.

Сегодня тема ресурсосберегающего земледелия - одна из ведущих и обсуждаемых в аграрной науке и сельскохозяйственной практике, ибо касается сохранения самой жизни на Земле, цитирует SK-NEWS.RU ученого-микробиолога,  генерального директора группы компаний «Биоцентр» Александра Харченко.

Актуальную для Ставрополья тему биологизации сельского хозяйства и внедрение технологии No-Till обсудили недавно земледельцы края на информационно-обучающем семинаре на предприятии «Хлебороб» в селе Шангала Петровского района, сообщили  SK-NEWS.RU в пресс-службе регионального минсельхоза.

Сеять помидоры на рассаду в феврале и танцевать с бубнами, изобретая подсветки и этажерки для рассады, нет никакого смысла даже на юге, если нет настоящей теплицы, утверждает автор sk-news.ru.

Что такое эффективные микроорганизмы и где применяются ЭМ-технологии наглядно и коротко рассказывает мультфильм от группы ВКонтакте «Переводчики развивающих фильмов», сообщает sk-news.ru.

О влиянии пищи на здоровье, почвенных микроорганизмов на качество выращенных продуктов и опыте использования природоподобных технологий в растениеводстве рассказал ставропольский ученый Александр Харченко на семинаре “Новая стратегия земледелия” в Санкт-Петербурге, сообщает sk-news.ru.

Ветер выдувает влагу и высушивает землю не меньше, чем жаркое южное солнце, констатирует sk-news.ru, ссылаясь на опыт садоводов и огородников Ставрополя и не только.

Социально ориентированные некоммерческие организации
Площадка по экономическому просвещению молодежи СКФО
Pro Ораторство для добровольцев СКФО
ProОраторство на Международном молодежном форуме "Таргим 2018"
Итоговое заседание проекта «Международный молодёжный форум»
Вебинар по основам финансовой грамотности педагогов и родителей несовершеннолетних.
Встреча с инпектором ОДН
ПРЕДМАШУКИ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ
"Архыз 24" о проведении 3-х дневных мероприятий АНО "ИСКРА" в рамках федеральной программы "Ты предприниматель"
Финальный день реализации федеральной программы "Ты предприниматель" для школьников КЧР
Второй день реализации федеральной программы "Ты предприниматель" для школьников КЧР
Первый день реализации федеральной программы "Ты предприниматель" для школьников КЧР

Видео лента

Мы в социальных сетях


Подписка

Северо-Кавказские новости

Календарь новостей

Июль
2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25
26
27
28
29
30
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
1
2
3
4
5