Вопрос юристу

Новости: Аналитика



Кризис или, наоборот, подъем в вольфрамовой индустрии страны?
Странные дела творятся в российской вольфрамовой отрасли. Небольшое (около 100 млн долларов) по меркам цветной металлургии направление стало средоточием противоречивых тенденций. С одной стороны — сообщения о банкротствах, голодовках оставшихся без зарплаты рабочих и закрытии предприятий. С другой — новости о строительстве новых объектов, приобретении активов и наполеоновских инвестиционных планах.
Так в вольфрамовой индустрии кризис или, наоборот, подъем?
Лампочки отдыхают
На первый взгляд вольфрам может показаться металлом малоперспективным. В умах обывателей он устойчиво ассоциируется с лампочками, точнее, с содержащимися в них вольфрамовыми нитями накаливания. Продукция недолговечная и неэкономичная: более 90% энергии вольфрамовая нить переводит не в полезный свет, а в ненужное тепло, и поэтому в эпоху дорогой электроэнергии такие лампы неизбежно уйдут в прошлое. В Австралии уже принят закон, предполагающий полный отказ от их использования; аналогичный закон собираются одобрить в Калифорнии. Да и без указок сверху потребители активно заменяют вольфрамовую нить более экономичными галогенными лампами, что каждый из нас наверняка уже успел заметить по магазинному ассортименту.
На самом же деле «лампочная» ниша для вольфрама второстепенна, туда идет не более 10% от его мирового потребления. Высочайшая среди металлов тугоплавкость, исключительная прочность и устойчивость к коррозии — эти способности вольфрама работать в «запредельных» для других металлов условиях оказываются востребованы во множестве областей современной инновационной экономики, невзирая на его высокую стоимость. Около половины (а в развитых странах до 80%) металла в форме соединений используется для изготовления композиционных материалов и твердых сплавов.
Вотчина вольфрамовой индустрии — изготовление наконечников резцов и буров. Карбид вольфрама является основой (от 60 до 90%) большинства твердых сплавов, знакомых всем взрослым гражданам бывшего СССР «победитов», которые по прочности близки к алмазу. В больших объемах (около 30%) вольфрам потребляется для получения инструментальных, в первую очередь штамповочных сталей, из которых изготавливают печатные элементы, штампы и тому подобные износостойкие и жаропрочные детали. Благодаря высокому удельному весу (в 1,7 раза тяжелее свинца) металл активно используется и в оборонной промышленности для изготовления сердечников и оболочек пуль, снарядов, ракет, а также брони. В небольших (около 5%), но возрастающих объемах вольфрам расходится по большому числу мелких ниш — для производства хирургического инструмента, лопастей турбин и винтов, катализаторов и др.
Выдающиеся свойства вольфрама, которые несколько сотен лет сдерживали его применение, в нынешнюю эпоху практически гарантируют ему светлое будущее.
Китайские финты
Долгосрочная тенденция роста вольфрамового рынка для отраслевых специалистов факт практически непреложный. Однако на коротких временных отрезках небольшой (менее 100 тыс. тонн) рынок вольфрама нередко выделывал «загогулины» в зависимости от геополитической конъюнктуры. Последний спад, в ходе которого кардинально изменилась структура рынка, начался в конце 80&8722;х. В результате демилитаризации резко сократилось потребление вольфрама оборонной промышленностью США и Советского Союза. «Демилитаризационные» спады случались и в прошлом, однако этот был резко усилен другой, теперь уже хорошо знакомой любому металлургу тенденцией — в начале 90&8722;х пошел бурный рост производства и экспорта металла в Китае. Эта страна имела хорошие шансы стать крупнейшим игроком мирового рынка, ведь на ее территории сосредоточено более трети мировых запасов вольфрама. Китайцы даже перевыполнили этот план, осуществив уже ставшую их фирменным козырем трехходовку.
Традиционные китайские преимущества в виде низких издержек (ключевые в отрасли — зарплаты, расходные материалы и электроэнергия) в случае вольфрамовой промышленности сочетались с отличной ресурсной базой (более высокое содержание полезного элемента в рудах и территориальная концентрация удобно расположенных месторождений). Поэтому себестоимость металла у китайцев оказывалась приблизительно вдвое ниже, чем у основной массы их зарубежных конкурентов. На первом этапе китайские производители, в большинстве своем контролируемые государством компании, завалили мировой рынок своей дешевой продукцией, удушив большинство небольших вольфрамовых производств по всему миру. За десять лет полностью прекратили производство рудники Индии, Мьянмы, Южной Кореи, США и Казахстана.
На втором этапе, в начале нынешнего десятилетия, Китай оккупировал и экспорт более сложной по сравнению с концентратами продукции металлургического цикла — паравольфрамата аммония, карбида вольфрама и вольфрамового порошка. К 2005 году китайцы оказались не просто крупнейшим игроком, а доминантой, контролирующей около 80% вольфрамового рынка. И вот с 2005 года эта доминанта занялась ограничением собственного экспорта, в результате чего полтора десятилетия пребывавшие у дна цены на вольфрам сразу же выросли втрое.
Например, в нынешнем году китайский экспорт вольфрамовых концентратов уменьшился на 9% — до 13,7 тыс. тонн, паравольфрамата аммония — на 15%, вольфрамовых порошков — на 33%. Любопытно, что китайцы урезают не только экспорт, но и выдачу лицензий на месторождения, а также квоты по добыче руды — то есть де-факто ограничивают предложение сырья. Более того, доминирующие в производстве концентратов китайцы теперь начинают их импортировать, оказывая еще более сильное влияние на рынок.
Как уверен заведующий лабораторией гидрометаллургии института Гинцветмет Эдуард Гедгагов, фигурирующие в прессе представления о том, что действия китайцев связаны с истощением ресурсной базы, совершенно неверны. «Китайская вольфрамовая индустрия производит впечатление, — рассказывает он. — Я не единожды был в стране и никаких особых проблем с рудной базой так и не увидел. Содержание металла в руде доходит до 1–2 процентов WO3 — в несколько раз выше, чем у зарубежных производителей. Пока отрабатывается лишь лучшее из лучшего, доразведка, освоение — все идет своим чередом, разведанных запасов при нынешней добыче им хватит лет на сто».
Главная цель теперешней китайской политики — перейти от экспорта сырья к производству конечных изделий. Китай в последние годы превратился в крупнейшего (около 25% от общемировых показателей) потребителя вольфрама; окрепшая местная промышленность в состоянии самостоятельно изготавливать и экспортировать промышленные полуфабрикаты (твердосплавные материалы, вольфрамовый прокат, штамповочные спецстали), а также конечные изделия из этих материалов. В условиях контроля над рынком ограничение экспорта и рост цен дает китайцам тройной эффект. Горные компании начали получать хорошие барыши, возросшая цена на сырье больнее всего ударила по некитайским производителям сложной вольфрамсодержащей продукции, а вот их китайские конкуренты получили возможность наслаждаться дисконтом на запертое внутри страны сырье.
Потребители пока еще не сталкивались с физическим дефицитом вольфрама. В 2003–2006 годах рынок охлаждало американское агентство Defence Logistics, которое выставляло на продажу огромные партии металла (по 40 тыс. тонн) из американского госрезерва. В среднесрочной перспективе сокращающийся китайский экспорт будет сочетаться с дальнейшим ростом (по разным оценкам, от 2 до 7% в год) спроса на вольфрамовое сырье. А это значит, что цены на вольфрам и привлекательность новых проектов за пределами Китая будут только расти.
Профукали отрасль
А что же Россия? На излете своего существования СССР превратился в ведущего продуцента и потребителя вольфрама, оба показателя зашкаливали за 20 тыс. тонн. Правда, качество лидерства было сомнительным. Крупные вольфрамовые предприятия создавались на фоне острой потребности в прочном металле со стороны оборонки, главными показателями были объемы и сроки. «Разрабатывались небогатые месторождения, использовались спорные с экономической точки зрения технологии обогащения. На себестоимость концентрата никто не смотрел, — отмечает Эдуард Гедгагов. — Производимый нашими гидрометаллургическими предприятиями “желтый” ангидрид вольфрама уступал аналогичному зарубежному полупродукту — “синему” ангидриду, который позволяет добиваться равномерного зернения при изготовлении порошков и металла, необходимого для производства супержаропрочных сплавов».
В начале 90&8722;х спад в вольфрамовой промышленности оказался куда более глубоким, чем в большинстве других подотраслей металлургии. Внутренний спрос на «оборонный» металл сократился более чем на порядок — до жалкой тысячи тонн. В отличие от стали, меди или алюминия себестоимость производства вольфрама по мировым меркам оказалась высокой, спастись экспортом многие предприятия не смогли. Ситуацию усугубил сюрреалистический непрофессионализм наших чиновников и отдельных производителей. В середине 90&8722;х, уже после обвала цен, видимо с перепуга, россияне начали выбрасывать на рынок скопившиеся за предыдущие годы складские и госзапасы вольфрама, так что к 1997 году его экспорт доходил до 9 тыс. тонн — вдвое больше всего внутреннего производства и объемов торговли всех других игроков вместе взятых. За счет отчаянного демпинга россияне еще ниже опустили мировые цены и почти реализовали задачу самоуничтожения.
В 90&8722;х производство прекратили три четверти вольфрамовых мощностей. В состоянии банкротства и консервации успели побывать почти все специализирующиеся на добыче металла ГОКи. Главный куст вольфрамовых активов, расположенных на Кавказе, в полном составе лег на дно. В 1997 году был окончательно закрыт крупнейший в стране Тырныаузский ГОК, который в советские времена производил до 40 тыс. концентрата. Вместе с ним в пред— или послебанкротном состоянии оказался технологически и территориально связанный с ним нальчикский завод «Гидрометаллург», который производил из концентрата ангидрид вольфрама, а также владикавказский «Победит», специализировавшийся на производстве одноименных твердосплавных материалов. Добывающий дивизион в поредевшем составе сохранился на территории Восточной Сибири и Дальнего Востока. Однако многие предприятия серьезно сократили выпуск продукции. Скажем, в прошлом году по экологическим соображениям был закрыт Джидинский ГОК в Бурятии. Из крупных продуцентов на плаву остался лишь Приморский ГОК, который теперь является основным производителем вольфрамового сырья в стране.
Вторая по значимости в мире, российская вольфрамовая промышленность теперь производит жалкое впечатление. Производственная цепочка разомкнута. 80% вольфрамового сырья (которого теперь на порядок меньше, чем во времена СССР) утекает за рубеж, преимущественно в Китай. При этом в Россию в значительных количествах ввозятся полуфабрикаты и изделия, изготовленные на их основе. Перерабатывающие предприятия работают с «блуждающими» поставками концентрата. Средние этажи вольфрамовой индустрии из-за низкого качества и высокой себестоимости в состоянии перерабатывать сырье и изготавливать полуфабрикаты из вольфрама только для собственных нужд.
Несостоявшаяся альтернатива
По идее, именно наша страна, которая занимает второе место в мире по запасам вольфрама (около 12%), могла бы в нынешних условиях стать главной альтернативой китайцам. Тем более что и в России спрос на металл, как ожидается, будет расти — с нынешних 1–2 тыс. до 3–5 тыс. тонн к 2010–2015 году.
Трехкратный рост цен немного разогрел интерес к российским вольфрамовым активам. Уже можно говорить о нескольких игроках, к которым применимо слово «амбиции». На порядок нарастил производство вольфрама (правда, с мизерного базового уровня в сотню килограммов) Новоорловский ГОК (принадлежит УК «Русская горнорудная компания» Вадима Варшавского). Приморский ГОК (контролируется менеджментом) в 2006 году в борьбе с коллегами по отрасли и ЗАО «Транс Нафта» (крупный газовый трейдер) выиграл лицензию на два небольших вольфрамовых месторождения Скрытое и Забытое. А некое ЗАО «Вольфрам» сумело консолидировать близкие к блокирующим пакеты акций трех кавказских вольфрамовых предприятий — Тырныаузского ГОКа, «Гидрометаллурга» и «Победита». Причем участники рынка склонны говорить уже о полном контроле над ними со стороны московской компании, да и само ЗАО на своем сайте отображает три актива как часть собственной структуры. А чиновники из Кабардино-Балкарии сообщили нам, что ЗАО «Вольфрам» готово вложить деньги в восстановление полномасштабного производства на Тырныаузском ГОКе и всей вольфрамовой цепочки в регионе, отчего и является ключевым претендентом на бесплатную передачу 76&8722;процентного пакета акций, которые сейчас находятся в собственности республиканской администрации. С учетом масштабов кавказских предприятий, казалось бы, планы грандиозные, способные вывести отрасль на совершенно иной уровень.
Но в ЗАО «Вольфрам» от комментариев отказались. Все опрошенные нами отраслевые специалисты сомневаются, что громкие прожекты небольшого ЗАО имеют шанс увенчаться успехом. «Потребность комбината в руде сейчас упала до пятисот тысяч, — отмечает Эдуард Гедгагов. — Прежние десять миллионов тонн рынку уже не нужны. Новому собственнику придется переделывать десять-пятнадцать старых перерабатывающих аппаратов под меньшие объемы. Масштабы реконструкции должны быть невероятными; специалисты питерского института “Механобр” пока не знают, что можно сделать с предприятием. Сомневаюсь, что без дотаций работа предприятия сможет оказаться рентабельной даже при нынешних ценах, уж слишком бедные руды на месторождении. Комбинат в прошлом дважды получал значительные ассигнования из бюджета, но это ему не помогло». И действительно, интерес к крупнейшему в Европе Тырныаузскому месторождению несколько лет назад проявляли такие гиганты, как Glencore, структуры Олега Дерипаски, инвестгруппа «Промышленные инвесторы» Сергея Генералова и китайские компании, но переговоры так и не увенчались успехом. По оценкам отраслевых специалистов, на модернизацию ГОКа необходимо около 100 млн долларов, «крупняк» был смущен слишком туманными перспективами и сроками возврата инвестиций. Правда, тогда не было нынешних щедрых госпрограмм поддержки производства редких и тугоплавких металлов…
На фоне благоприятной конъюнктуры вольфрамовая промышленность отдает смутностью и неустроенностью. По «специфической» схеме работает Приморский ГОК. Всю продукцию предприятия выкупает аффилированное с ним ОАО «Горнорудная компания АИР». Соседний Лермонтовский ГОК в период низкой конъюнктуры оказался банкротом и с тех пор так и не смог обрести полноценного хозяина. В 2004 году управляющей компанией на предприятии стал горнодобытчик «Дальполиметалл». По уверениям некоторых местных журналистов, «временщик» оказал ГОКу медвежью услугу: отбирал лучшие куски, не проводя необходимых вскрышных работ, ликвидировал взрывную службу — нарушил обустройство карьера, сильно ухудшив возможности его будущей разработки. В 2006 году ГОКом управляли две никому не известные фирмочки (по неподтвержденным данным, связанные с ЗАО «Вольфрам»). У обеих дела не ладились, объемы производства концентрата за последние несколько лет упали с тысяч тонн до сотен килограммов; сейчас рабочие ГОКа ведут голодовку, требуя от владельца многомесячную задолженность по зарплате. А вот пример другого рода: к продукции одного из производителей концентрата как альтернативе китайцам стал проявлять интерес европейский потребитель, однако в околоновогодний период аппаратчики обогатительной фабрики допустили замораживание водозаборного трубопровода, так что в нужный момент ГОКу пришлось остановить и работу, и поставки в Европу.
Подойдет любой
Похоже, несмотря на складывающуюся благоприятную конъюнктуру, самостоятельно совершить рывок наша вольфрамовая индустрия не может. Основная часть ресурсной базы у нас гораздо хуже китайской. 70% балансовых запасов приходится на бедные месторождения с содержанием WO3 менее 0,15%, которые хуже расположены по отношению к основным рынкам сбыта. Так, в УК «Русская горнорудная компания», контролирующей бедное Новоорловское месторождение, нам сказали, что не считают нынешний уровень цен высоким по сравнению со своей себестоимостью, наращивать производство не планируют и пока сосредоточатся на восстановлении собственного ГОКа. Но объективные обстоятельства не главная проблема. Эдуард Гедгагов соглашается с нами, что перспективными с точки зрения расширения добычи стоит считать Лермонтовский и Приморский ГОКи с их богатыми рудами. Но первый из них почти банкрот. Владельцы второго в последнее время пошли лесом в прямом смысле этого слова: ГОК в последние годы активно занялся лесозаготовительным бизнесом на фоне сокращения добычи концентрата. Доразведка на наших вольфрамовых месторождениях в последнее время почти не велась, так что обеспеченность запасами на лучших приморских месторождениях теперь низкая.
Как нам кажется, вольфрамовой отрасли нужен солидный инвестор-консолидатор, который сможет скупить и объединить в цепочку основные активы, вложить свои финансовые и организаторские компетенции, ну и, конечно, серьезные средства в восстановление добычи, модернизацию и внедрение более эффективных производственных технологий. На роль белого рыцаря вполне подходит любой из множества частных холдингов. «Компания SMR, входящая в ресурсный сектор “Базового элемента”, сохраняет интерес к приобретению Тырныаузского ГОКа», — сообщили нам официальные лица «Базэла», который пока еще числится в претендентах на госпакет кавказского предприятия. Но, судя по всему, интерес этот минимален — никаких заметных телодвижений «Базэла» по его реализации мы не выявили. Похоже, крупные компании заняты более масштабными и более предсказуемыми проектами.
Иван Рубанов, обозреватель отдела промышленности журнала «Эксперт»
иллюстаривные таблицы к материалу по ссылке:
© группа «Эксперт»

Комментарии

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Актуальную для Ставрополья тему биологизации сельского хозяйства и внедрение технологии No-Till обсудили недавно земледельцы края на информационно-обучающем семинаре на предприятии «Хлебороб» в селе Шангала Петровского района, сообщили  SK-NEWS.RU в пресс-службе регионального минсельхоза.

Сеять помидоры на рассаду в феврале и танцевать с бубнами, изобретая подсветки и этажерки для рассады, нет никакого смысла даже на юге, если нет настоящей теплицы, утверждает автор sk-news.ru.

Что такое эффективные микроорганизмы и где применяются ЭМ-технологии наглядно и коротко рассказывает мультфильм от группы ВКонтакте «Переводчики развивающих фильмов», сообщает sk-news.ru.

О влиянии пищи на здоровье, почвенных микроорганизмов на качество выращенных продуктов и опыте использования природоподобных технологий в растениеводстве рассказал ставропольский ученый Александр Харченко на семинаре “Новая стратегия земледелия” в Санкт-Петербурге, сообщает sk-news.ru.

Ветер выдувает влагу и высушивает землю не меньше, чем жаркое южное солнце, констатирует sk-news.ru, ссылаясь на опыт садоводов и огородников Ставрополя и не только.

Пятигорский городской суд приостановил деятельность торгово-развлекательных центров (ТРЦ) «Вершина Плаза» и «Галерея» до устранения выявленных нарушений противопожарного режима, сообщает sk-news.ru со ссылкой на ставропольский краевой суд.

Отечественный стиральный порошок «Аист» оказался одним из лучших, при щадящей цене, сообщает sk-news.ru со ссылкой на результаты экспертизы Роскачества.

15 июня на базе центра сопровождения детей и родителей «Вместе» прошла встреча с инспектором ОДН.
Квест-игра: «Здоровым быть модно» в рамках акции «Добровольцы детям» и Международного дня борьбы с наркоманией
Формирование патриотических чувств у детей
Первый совместный праздник наставников и детей
Ребят из семей, находящихся в трудной жизненной ситуации, поздравили с Днем защиты детей
В последний день весны прошли первые занятия для наставников и специалистов центра поддержки детей и родителей «Вместе»
Состоялось заседание рабочей группы по реализации инновационного социального проекта Петровского городского округа «Вместе»
В Петровском городском округе Ставропольского края началась реализация инновационного социального проекта "Вместе"
Лекция от Центра прикладной урбанистики" Зачем городская среда нужна для бизнеса"
Вниманию болельщиков ЧМ-2018!
Творческая встреча с поэтессой Ольгой Семёновой
Маршрутами Солженицына

Видео лента

Мы в социальных сетях


Подписка

Северо-Кавказские новости

Календарь новостей

Июнь
2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28
29
30
31
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
1