Вопрос юристу

Новости: Аналитика



Конкурсная работа №8 от курсантов Нальчикского филиала КрУ МВД России


Выполнила: Курсант 3 курса специальность 030505.65 – Правоохранительная деятельность Лохова Ю.
Руководитель:
кандидат физико-математических наук, доцент Шогенов Т.К.
кандидат психологических наук Чеченова Т.Ю.



Социологические, экономические, криминологические и психологические факторы развития коррупции



Развитие коррупции является одним из наиболее существенных деструктивных факторов системного характера, действующих в переходном обществе. Она существенно усложняет и экономическую, и социально-политическую модернизацию, обеспечивая приоритет частных интересов в управлении сложными процессами реконструкции общества, переподчиняя политическую волю государства узкогрупповым интересам меркантильных чиновников и всей своей практикой подрывая доверие простых граждан к власти. Ползучий сетевой характер распространения коррупции позволяет образно ассоциировать ее с раковой болезнью общества, которое смертельно разъедается и становится неконкурентоспособным.
Согласно исследованиям Transparency International &61485; организации, специально созданной для отслеживания международной коррупции и оценки прозрачности национальных экономик &61485; Россия входит в четверку наиболее взяткоемких стран мира наряду с Китаем, Индией и Бразилией, что, безусловно, подчеркивает актуальную остроту проблемы для отечественного обществознания. В мае 2006 года в своем Послании Федеральному собранию президент России В.В. Путин признал коррупцию одним из самых серьезных препятствий на пути развития страны. Несмотря на принятие различных профилактических, предупредительных и карательных мер, современная коррупция охватывает все новые и новые сферы общественной жизни. Коррупция сказывается, прежде всего, на политической устойчивости и экономической безопасности страны. Подрывая государство изнутри, коррупция создает реальную угрозу национальной безопасности.
Не случайно борьба с коррупцией стала одной из составляющих предвыборной кампании кандидата Медведева на пост главы государства.
В России уровень коррупции по-прежнему высокий. 
То, что коррупция выступает масштабным социальным явлением, а не простой совокупностью криминальных событий, следует из ее характерных форм и черт. Так, согласно Конвенции ООН против коррупции, принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 2003 г., к коррупции причисляют: подкуп национальных и иностранных публичных должностных лиц, администраторов международных организаций; хищение, неправомерное присвоение или иное нецелевое использование ими имущества; злоупотребление служебным положением и влиянием в корыстных целях; незаконное обогащение; подкуп и хищение имущества в частном секторе.
Коррупция относится к тем социальным явлениям, которые постоянно пребывают в центре внимания ученых, мыслителей, политиков, общественных деятелей. Поэтому сказать, что это слабоизученное явление невозможно. Еще Платон, Аристотель, Фукидид, Гоббс, Макиавелли высказывались по поводу коррупции, ее причин и социальных последствий. М. Вебер, рассматривая рациональную бюрократию как тип легитимного господства, не мог избежать оценки коррупции как функционального и приемлемого при определенных условиях явления. Российские исследователи проявили более или менее устойчивый интерес к изучению коррупции в конце  XIX в. Прежде всего, шел поиск ее национальных корней. Такие ученые как А. Градовский, В. Евреинов, К. Кавелин, В. Ключевский, Н. Коркунов, Б. Чичерин, В.Н. Ширяев и другие подвергли анализу структуру и историю российского государственного управления и доказали, что без понимания истории становления и развития государства невозможно полноценное осмысление коррупции как актуального явления. Разработка методологии и техники социологического исследования в первой четверти ХХ века позволила применить социологический инструментарий к исследованию отдельных социально-профессиональных групп и выявить предпосылки злоупотреблений должностными полномочиями в дефектной организации труда и низкой материальной обеспеченности чиновничества (исследования М. Александрова, Е.И. Агюлама, Н. Бенедиктова,   П.А. Берлина, Н. Рубакина и др.).
Советский период отмечен снижением теоретического интереса к коррупции на фоне становления мифологемы о ней как явлении, свойственном только «загнивающему капитализму». Изменение в конце ХХ века российской социальной и правовой реальности привело к тому, что коррупция вновь оказалась в центре внимания российских исследователей, и, прежде всего, в криминологическом аспекте. В работах таких авторов, как В.В. Агильдин, К.А. Волков, Р.Ф. Гараев, Г.С. Гончаренко, Ф. Гребенкин, А.И. Долгова, О.С. Капинус, А.П. Козлов, Н.Ф. Кузнецова, Н.И. Мельник, А.С. Михлин, Н.В. Селихов, Л.П. Турмакина, Н.Ф. Тяжкова, А.В. Шнитенков и других, рассмотрены вопросы определения понятия «преступление» и «коррупция», выявлены основные виды и механизмы коррупции с точки зрения правовых институтов, рассмотрены вопросы общественной опасности коррупционных преступлений, проанализировано антикоррупционное законодательство. Наиболее полно изучены такие виды коррупционных преступлений как взятка, коммерческий подкуп и другие. Причем, большинство исследователей приходит к выводу о необходимости дальнейшего развития криминологического подхода к анализу коррупции, во-первых, в связи с разработкой антикоррупционного законодательства, и, во-вторых, в связи с проблемами и трудностями выявления коррупции как уголовного преступления и привлечения к ответственности виновных лиц. 
Особое место в исследовательской литературе занимает экономическое направление изучения коррупции, ведущее начало от работ Сьюзан Роуз-Аккерман. В рамках экономического подхода коррупция рассматривается как разновидность экономического поведения, целью которого является максимизация полезности, средством – извлечение непроизводительного дохода за счет манипуляции ресурсами, которые находятся в распоряжении должностных лиц в соответствии с должностными полномочиями. В рамках экономического подхода поведение взяткодателя и взяткополучателя трактуется как рациональный расчет выгод и потерь. Соответственно, программы антикоррупционной борьбы предполагают создание ситуации снижения выгоды и увеличения риска потерь от участия в коррупционной сделке.
 С криминологической точки зрения преступным является реально совершенное деяние (действие или бездействие), запрещенное действующим уголовным законодательством. Поэтому криминологическая оценка коррупции требует четкого ее определения и законодательного закрепления. Законодательное определение коррупции позволит расширить возможности органов правопорядка и перевести борьбу с коррупцией на качественно новый уровень. И хотя российский законодатель предпринимал неоднократные попытки определить коррупцию и обозначить меры ответственности за действия, с ней связанные, тем не менее, антикоррупционное законодательство не разработано и борьба с коррупцией не обеспечена нормативно-правовыми актами в полной мере.
Препятствием в работе законодателя выступает многообразие трактовок коррупции в уголовно-правовой теории. Поэтому задачей криминологического подхода является выработка предельно четкого определения коррупции, конкретное обозначение ее контуров как преступного явления и описание структуры преступного коррупционного акта. Анализ литературных источников позволил установить, что в основу криминологического анализа коррупции могут быть положены следующие признаки коррупции:
1. Коррупция – это результат совместной деятельности должностных и иных лиц.
2. Коррупция предполагает использование должностным лицом возможностей, представляемых занимаемой должностью.
3. Коррупция приносит всем участникам выгоды материального и нематериального характера от их действия или бездействия.
4. Коррупция не связывается исключительно с взяткой, а предполагает более широкую трактовку – «предоставление материальных и иных выгод».
 
Однако криминологический подход не в состоянии определить коррупцию как комплексное социальное явление, поскольку акцентирует внимание на отдельном преступном деянии, в то время как коррупция, как правило, представлена пролонгированным действием. Кроме указанных в законодательстве должностных лиц, потенциально выступающих в качестве субъектов коррупции, существует множество других лиц, в той или иной степени способных активно в ней участвовать. Коррупция охватывает не только чиновничество, но и негосударственную сферу, включая социальные, политические, экономические отношения.
Принципиальная ограниченность криминологического подхода заключается в следующем: во-первых, коррупция носит скрытый характер и редко становится предметом судебного разбирательства, теневой характер коррупционных связей затрудняет техническую процедуру фиксации и возможность юридического пресечения подобной активности; во-вторых, коррупция не сводится к взяточничеству (и вообще к набору уголовных преступлений), поскольку лоббизм, протекционизм, создание различных «целевых фондов», предоставление льгот, переход государственных чиновников на высокооплачиваемую работу в коммерческие структуры и т.п. также нередко являются формами коррупции; в-третьих, трудность правовой борьбы с коррупцией заключается в том, что зачастую законодатели, которые должны принимать законы о борьбе с коррупцией, на самом деле противодействуют этому.
С психологической точки зрения трансформация бюрократического отношения в коррупционное на уровне индивидуальных практик требует формирования особых социально-психологических диспозиций, определяющих индивидуальную психологическую готовность к коррупционным практикам, к нарушению законов и правил государственной службы.
В отличие от идеально-типической характеристики государственного служащего, ключевой характеристикой госслужащего-коррупционера, взяточника является готовность нарушить закон и корысть, как доминирующий мотив криминального поступка. Корыстолюбие как моральное качество характеризует поведение и мотивы человека, который все свои поступки оценивает с точки зрения материальной выгоды. Корысть – универсальный мотив поведения коррупционера. «Цели обогащения», «цели наживы» преследовали продажные чиновники во все времена. Но характер и способ, каким эти цели вписаны в общую диспозиционную систему, исторически изменчив и социально определен. Динамичное, активное современное общество регулируется универсальной нормативной моделью мотивации деятельности – стремлением к успеху. Власть, деньги, собственность выступают инструментом и мерилом успеха. Дискурсивные практики современного общества способствуют превращению успеха в доминирующую общественную ценность, закреплению его на высшем уровне диспозиционной структуры личности в качестве имплицитной программы действия субъекта.
Дискурс успеха довольно противоречив, поэтому способен разжигать страсти к его достижению. Прежде всего, успех преподносится массам как результат рациональной стратегии. С другой стороны, считается что успех – это простое везение, благоприятное стечение обстоятельств, шанс. Таким образом «мистическая» природа успеха вполне сочетается с технологиями увеличения шансов. Вероятность успеха может повышаться путем постоянной комбинации благоприятных факторов. Самый простой способ этой комбинаторики – активный поиск этих факторов методом проб и ошибок, изменение занятий, места жительства, референтных групп и т.д. Такой интенсивный перебор вариантов достижения успеха предполагает формирование определенных социально-психологических качеств, таких как духовная эластичность, отсутствие привязанности к социальным общностям, маргинальность.
Стремление к успеху, взятое изолировано от социальных условий его реализации, не является безнравственным идеалом. Оно может порождать страсть к высококлассной профессиональной работе, к высокому уровню материальной обеспеченности, к богатству, желание стать мастером своего дела, побеждающим прочих в конкурентной борьбе. Но для победы, для достижения успеха требуется наличие уникальных способностей, опыта и компетентности, умения из числа возможных альтернатив и комбинаций выбирать единственно верное решение и оптимальные средства достижения цели. Оптимальные средства не всегда легитимны и социально одобряемы. При отсутствии уникальных способностей, опыта и компетентности, индивид будет более склонен к выбору нелегитимных средств. Причем, не только предприниматели, но и другие социальные группы формируют стратегии достижения успеха, основанные на использовании любых доступных, в том числе и неправовых, средств. Но если преступник из социальных низов, не обладающий никакими легитимными ресурсами для социального продвижения, готов включиться в криминальную гонку за успехом, начиная с минимальной ставки, то чиновник включается в эти практики, осознавая риск своих потерь. Поэтому большое значение имеют социально-психологические факторы подкрепления корыстной мотивации и «разогрева» жажды успеха. Такими факторами в современном обществе становится психология потребления.
Особенно в силу ряда обстоятельств подвергается искушению российская элита.
Элита обладает более широким информационным горизонтом, большими возможностями для манипулирования экономическими ресурсами и более высоким уровнем притязаний. Можно сказать, что на включение российской элиты в коррупционные практики существенное влияние оказывает такое низменное чувство как зависть, поскольку объективно российская элита беднее правящей элиты на Западе и поэтому ощущает себя обделенной. Усиленное насаждение индивидуализма, стандартов образа жизни западного общества, культивирование психологии успеха при разрушении нормативной модели связей «индивид&61485;общество» провоцируют включение представителей элиты в нелегитимные и делинквентные практики, превращая коррупцию в распространенную, социально и психологически приемлемую стратегию жизненного успеха в современном рыночном обществе.
Итак, можно говорить о том, что коррупция прочно вошла в символический универсум российского общества и нашла обоснование в следующих схемах:
1) коррупция безнаказанна – публикации, сообщения о взятках, о нецелевом использовании бюджетных средств, о получении роскошных подарков и т.д., будирующие общественное  мнение, практически никогда не заканчиваются сведениями о наказании взяточника;
2) коррупция в России неискоренима – это расхожая идея всех должностных лиц, ответственных за борьбу с коррупцией, она регулярно озвучивается в публичных дискуссиях;
3) коррупция в России имеет системную природу – публичное обсуждение нормативно-правовых новаций всегда содержит указание на более чем вероятное увеличение взяток в случае применения нормы обсуждаемого закона. 



Используемая литература:



1. «Российская газета» – Федеральный выпуск № 4663 от 20 мая 2008 г.
2. Алексеев С.В. Психология коррупции и причины девиации. - Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2007. - № 5.
3. Алексеев С.В. Преступление и наказание в контексте социологии права. -  Шахты: Изд-во «Полиграфист», 1999.
4.  Алексеев С.В. Коррупция: социологический анализ. - Шахты: Изд-во ЮРГУЭС, 2008. – 270 с.
5. Коррупция в России как болезнь и теневой рынок // Власть. 2005. № 9. С. 58.



 



 



© sk-news.ru

Комментарии

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

«Фронтовики» надеются, что она поможет жителям края в защите их прав как газовых абонентов.

Сегодня тема ресурсосберегающего земледелия - одна из ведущих и обсуждаемых в аграрной науке и сельскохозяйственной практике, ибо касается сохранения самой жизни на Земле, цитирует SK-NEWS.RU ученого-микробиолога,  генерального директора группы компаний «Биоцентр» Александра Харченко.

Актуальную для Ставрополья тему биологизации сельского хозяйства и внедрение технологии No-Till обсудили недавно земледельцы края на информационно-обучающем семинаре на предприятии «Хлебороб» в селе Шангала Петровского района, сообщили  SK-NEWS.RU в пресс-службе регионального минсельхоза.

Сеять помидоры на рассаду в феврале и танцевать с бубнами, изобретая подсветки и этажерки для рассады, нет никакого смысла даже на юге, если нет настоящей теплицы, утверждает автор sk-news.ru.

Что такое эффективные микроорганизмы и где применяются ЭМ-технологии наглядно и коротко рассказывает мультфильм от группы ВКонтакте «Переводчики развивающих фильмов», сообщает sk-news.ru.

О влиянии пищи на здоровье, почвенных микроорганизмов на качество выращенных продуктов и опыте использования природоподобных технологий в растениеводстве рассказал ставропольский ученый Александр Харченко на семинаре “Новая стратегия земледелия” в Санкт-Петербурге, сообщает sk-news.ru.

Ветер выдувает влагу и высушивает землю не меньше, чем жаркое южное солнце, констатирует sk-news.ru, ссылаясь на опыт садоводов и огородников Ставрополя и не только.

Социально ориентированные некоммерческие организации
Площадка по экономическому просвещению молодежи СКФО
Pro Ораторство для добровольцев СКФО
ProОраторство на Международном молодежном форуме "Таргим 2018"
Итоговое заседание проекта «Международный молодёжный форум»
Вебинар по основам финансовой грамотности педагогов и родителей несовершеннолетних.
Встреча с инпектором ОДН
ПРЕДМАШУКИ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ
"Архыз 24" о проведении 3-х дневных мероприятий АНО "ИСКРА" в рамках федеральной программы "Ты предприниматель"
Финальный день реализации федеральной программы "Ты предприниматель" для школьников КЧР
Второй день реализации федеральной программы "Ты предприниматель" для школьников КЧР
Первый день реализации федеральной программы "Ты предприниматель" для школьников КЧР

Видео лента

Мы в социальных сетях


Подписка

Северо-Кавказские новости

Календарь новостей

Июль
2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25
26
27
28
29
30
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
1
2
3
4
5